НЕУВЯДАЮЩИЙ ОБРАЗ АНТИКОЛОНИАЛЬНОЙ БОРЬБЫ В АЛЖИРЕ 18+


битва за алжир


«БИТВА ЗА АЛЖИР», РЕЖИССЕР ДЖИЛЛО ПОНТЕКОРВО

Восстановленный полный вариант Битвы за Алжир (1965) сейчас показывают в некоторых североамериканских кинотеатрах, в других странах и на ДВД он появится позднее в этом году. Поставленный Джилло Понтекорво по сценарию Понтекорво и Фанко Солинаса, этот получивший многочисленные награды черно-белый фильм — возможно, одно из самых великих произведений о колониальной оккупации и сопротивлении в истории мирового кинематографа.

116 минутный фильм показывает одну из самых кровопролитных антиимпериалистических битв двадцатого века — восстание 1954-62 против колониального господства в Алжире — старейшей и крупнейшей французской колонии.

За восемь лет французская армия и ее вооруженные помощники убили около миллиона алжирцев. В Париже правительство социалистов под руководством Гая Молле (при котором Франсуа Миттеран был министром внутренних дел) провело «Закон о специальных полномочиях», дав армии полную свободу рук в Алжире. Убийства политических противников, пытки и изнасилования стали обычным явлением. Как позднее хвастался один из французских генералов: «Нам позволили делать все, что мы сочтем необходимым».

Десятки тысяч невинных мужчин, женщин и детей подвергли пыткам, и только в городе Алжир более 3000, арестованных французскими войсками «пропали без вести». Французская кампания «умиротворения» включала изгнание из домов двух миллионов алжирцев, по большей части — в концлагеря за колючую проволоку, и разрушение более чем восьми тысяч деревень.

В этом конфликте принимали участие более двух миллионов французских военных, включая правящего президента Франции Жака Ширака и Жан-Мари Ле Пена, главу расистского Национального Фронта. Ле Пена обвиняли в активном участии в пытках заключенных на позорно известной Вилле Сесини в городе Алжир в 1957 году.

Хотя действие фильма Понтекорво сосредоточено на только одном из эпизодов этой войны — на битве за город Алжир в 1954-57 годах — это выдающаяся работа. Почти сорок лет спустя после первого показа она производит потрясающее впечатление потому, что в ней запечатлена рутина современного колониального подавления и раскрыты корни и причины роста национально-освободительного восстания.

В самом деле, осады целых городов, массовые облавы и пытки, показанные в фильме, вызывают в памяти нападения израильской армии на палестинцев и способы, применяемые ныне США в Ираке и Афганистане. Такое содержание, в сочетании с самой передовой кинематографической техникой и впечатляющим музыкальным сопровождением, составленным Эннио Морриконе и Понеткорво, придает фильму выдающуюся реалистичность и драматическую мощь.


битва за алжир Али1


Два главных героя — Али Ла Пуэт (Брахим Хагиаг), член Фронта Национального Освобождения (ФНО) и символ алжирского сопротивления, и командир французских десантников полковник Матье (Жан Мартен), назначенный подавить сопротивление.

Ла Пуэт — житель Касбы (традиционная часть города в арабских старнах -пер.) — густонаселенных трущоб города Алжир, один из руководителей вооруженного восстания. Матье, чьим прототипом был Жак Массу, глава позорно известной 10-й десантной дивизии — безжалостный представитель французской военщины, готовый применять любые меры для сокрушения национального движения.


битва за алжир1




Фильм начинается сценой 1957 года. Матье и его подручные только что выпытали важные сведения от полуголого, небритого и истерзанного алжирца. Он рассказал кто такой Ла Пуэт и где его найти. На фоне титров, солдаты находят Ла Пуэта и трех других бойцов сопротивления, включая молодую женщину и тринадцатилетнего мальчика, укрывшихся в тайнике внутри стены в Касбе. Им предъявляют ультиматум — сдаться или их взорвут.


битва за алжир ядро


Пока Ла Пуэт и его товарищи решают свою судьбу, фильм возвращается к 1954 году, когда ФНО начал крупную военную операцию в городе Алжир. В документальном стиле фильм описывает главные методы восстания и политический рост Ла Пуэта.

Ла Пуэт — бывший боксер и мелкий вор, решает вступить в ФНО после того, как видит гильотинирование алжирского повстанца французскими колониальными властями. Руководство испытвает его надежность и смелость, и поручает ему провести несколько отчаянных и кровавых терактов. Французы-колонизаторы отвечают ночными бомбежками и расистскими погромами.

Напряжение растет, и десантников вызывают для подавления сопротивления. Матье обьявляет в Касбе военное положение с пропускными пунктами, налетами и массовыми арестами. ФНО отвечает еще большим числом убийств, и Матье начинает систематические пытки и другие формы коллективного наказания местных жителей. Атаки и контратаки усиливаются, и женщины Касбы присоединяются к ФНО, взрывая бомбы в кварталах, населенных французами. Но усиливающийся военный террор и провал всеобщей забастовки, объявленной ФНО, приводят к тяжелым жертвам и восстание подавлено в 1957 году.


битва за алжир - бомбистки


Однако, фильм кончается не изображением умиротворенных алжирцев, но началом, спустя несколько лет, массовых демонстраций и возобновившегося восстания, которое, в конце концов, вынудило Францию подписать Эвианские Соглашения 19 марта 1962 года, и уступить власть ФНО.

В августе прошлого года отдел спец операций и конфликтов низкой интенсивности (антипартизанский — пер.) Пентагона решил показать «Битву за Алжир» своим сотрудникам. Это произошло тогда, когда иракское сопротивление начало усиливать борьбу против оккупационной армии, и министр обороны США Дональд Рамсфельд начал требовать «улучшенных результатов» от допросов в Ираке и в других местах. Дэвид Игнатиус в статье для Вашингтон Пост сделал нелепое заключение, что это был «обнадеживающий знак, что армия мыслит творчески и нетрадиционно об Ираке». Подлинная причина этого показа, однако была поощрить еще более садистские и незаконные способы обращения с заключенными во власти американской армии.


Честный анализ

Хотя фильм явно поддерживает сопротивление, он совершенно объективен и не пытается романтизировать ФНО или его террористические методы. В фильме даже есть намеки на политические слабости и противоречия организация, включая ее попытки совместить левую светскую риторику с опорой на консервативно-исламские настроения.

Спор между Ла Пуэтом и лидером ФНО Бен Мхиди особенно интересен. Мхиди предостерегает молодого новобранца, что «терроризм» не может обеспечить победу в войне и революции. Он предупреждает, что революционная борьба трудна, но что победа — «тяжелее всего». И что «только после нашей победы начнутся настоящие трудности».

Понтекорво безжалостно честен в изображении терактов ФНО против французских жителей Алжира, но, тем не менее, отвергает любую попытку установить политическое или моральное равенство между кровавым террором сопротивления и французской армии. Как он сказал журналисту в 1966 году:

«Я думаю, неважно, если мы скажем «они убили десятерых, они убили двух». Проблема в том, что они (алжирцы) в таком положении, когда все определяет угнетение…Нужно оценить, кто исторически прав, и кто проклят. И дать понять, то вы — на стороне тех, кто прав.»

Этот политический подход хорошо виден в эпизоде, где журналисты предлагают Мхиди оправдать тактику ФНО. Разве это не «трусливо», спрашивает корреспондент, использовать женщин с корзинками для терактов против французских жителей Алжира? Мхиди отвечает, сдержанно напоминая о французах, сжигающих напалмом тысячи алжирских деревень:

«Конечно, будь у нас ваши самолеты, нам было бы куда легче. Дайте нам бомбардировщики, а себе можете взять наши корзинки».

Точно так же, портрет Матине весьма глубок и свободен от преувеличений. Командир десантников — самый убедительный и глубоко разработанный персонаж фильма. Высокообразованный, с тихим голосом, Матине, тем не менее безжалостен в отстаивании интересов Франции.

Используя выражения, которые перекликаются с сегодняшними вашингтонскими оправданиями «войны против террора», Матине говорит своим офицерам, что ФНО — «безымянный и неразличимый враг, сливающийся с тысячами похожих». При таких обстоятельствах, заявляет он, все «гуманные соображения» в отношении сопротивления должны быть отложены.

Когда журналисты спрашивают его о жестоких методах, он отвечает: «Слово «пытки» отсутствует в наших приказах…(но) проблема в том, что ФНО хочет от нас, чтобы мы покинули Алжир, а мы хотим остаться.

Несмотря на оттенки мнений, вы все согласны, что мы должны остаться. Когда бунт начался, не было даже оттенков. Все газеты, даже левые, хотели подавления бунта…(но) я хотел бы спросить вас: Должна ли Франция оставаться в Алжире? Если ваш ответ «да», вы должны согласиться с неизбежными последствиями».

Битва за Алжир показывает, что это были за «неизбежные последствия». Сцены пыток заключенных паяльными лампами, электричеством, и полу утоплением были вырезаны в Англии и США во время первого показа фильма. Новый вариант, однако, включает эти леденящие кровь картины. И, как и в случаях с американской военной полицией и сотрудниками спецслужб в Абу Граиб и на Гуантаномо, ужасающие вопли жертв заглушают громкой музыкой.


Новаторский кинематограф

Джилло Понтекорво родился в 1919 году в Пизе и участвовал в антифашистском сопротивлении, вступил в итальянскую компартию (КПИ) и был командиром третьей миланской бригады в последние два года войны. Он вышел из КПИ в 1956 году после подавления СССР венгерского восстания.


Джилло Понтекорво битва за Алжир


Под влиянием неореализма и творчества Сергея Эйзенштейна, Понтекорво решил стать режиссером после того, как увидел фильм Роберто Росселлини «Paisan». С 1946 по 1956 он снял несколько документальных фильмов, включая «Pane e zolfo» (Хлеб и сера) о сицилийских шахтерах, и первый художественный — недооцененный «La Grande Strada Azzurra» (Широкий голубой путь) в 1957. Затем он снял «Kapo» (1960) о нацистском концлагере и затем — Битву за Алжир в 1964 году. После полугода исследований и многочисленных бесед в Алжире и Франции, он начал сьемки в Алжире.

В фильме используется новаторская для того периода художественного кино техника, и впервые жители Северной Африки изображаются серьезно, а не как смехотворные или подозрительные типы, как в предыдущих европейских и американских фильмах. Его создание как-бы-документального фильма, с повествованием в духе кинохроники, с использованием 16-миллиметровых камер, и официальных военных сообщений ФНО и французской армии, были крайне новаторскими и сделали фильм потрясающим.

Зрителей повели в узенькие улочки нищей Касбы, с точным воспроизведением политических репрессий и расистского насилия, которое в конечном счете и вызвало восстание. Массовые демонстрации с участием сотен в последней части фильма изумляют, и их воздействие невозможно повторить никакими компьютерными методами. Драматический реализм фильма настолько убедителен, что авторам пришлось пояснять в начальных титрах, что в фильме не использовались никакие настоящие кадры новостей.

Замечательно то, что фильм был снят на 800 000 долларов и только с участием 9 квалифицированных техников, включая оператора Марчелло Гатти. Жан Мартен (полковник Матине), включенный в черные списки французских театров в 50-е годы за поддержку алжирского сопротивления, был единственным профессиональным актером. Остальные были найдены в Ажире.

Хагиаг (Ла Пуэт) был неграмотен и никогда не был в кино, прежде чем получил главную роль. Человек, который в фильме под пытками выдал Ла Пуэта, был на время освобожден из алжирской тюрьмы, чтобы сыграть свою роль. Йасеф Саади, играющий Дхиле Джафара — первого из руководителей ФНО, с кем встретился Ла Пуэт — один из ведущих участников сопротивления, он же предоставил историю, на которой основан сценарий.

Хотя фильм имел успех в Алжире, Италии и США, где был выдвинут на Оскар в трех категориях, он был запрещен во Франции и Англии до 1971 года. Бывшие алжирские колонисты и крайне правая организация ОАС во Франции всеми силами выступали против этого фильма. Семьям директоров трех французских кинотеатров угрожали смертью, и в некоторых кинотеатрах, собирающихся показать фильм, были подложены бомбы. В 1972 году фашистская банда напала на зрителей фильма в Риме, серьезно ранив одного из них.

После Битвы за Алжир, Понтерково снял «Гори!» (1969) с Марлоном Брандо об английском и португальском колониализме в Вест-Индии 18 века и «Чудовище» (1979) о баскском сепаратистском движении (на самом деле большая часть фильма посвящена попытке покушения на видного приближенного Франко в эпоху франкизма — фильм очень впечатляющий -пер.). Однако они не смогли достичь той силы воздействия, как Битва за Алжир, которая вдохновила таких режиссеров, как Коста Гаврас, Марсель Опулс и многих других.

Фильм не лишен политических недостатков. Он не говорит ничего о соперничающих течениях внутри алжирского национального движения, и не показывает, как это движение сопротивление алжирских масс повлияло на рабочий класс во Франции, что привело к волне забастовок и протестов против правительства Шарля де Голля. Также не показан рост антивоенных настроений среди рядовых солдат французской армии, по большей части — призывной.


Джилло Понтекорво битва за Алжир1


Несмотря на все эти слабости, фильм, несомненно — глубокое и убедительное изображение антиколониальной борьбы, мощно утверждающее законное право любой угнетенной страны на сопротивление империалистической оккупации. Совершенно невозможно смотреть фильм Понтекорво и не понять, что оккупация Ирака и прочие неоколониальные планы — реакционная утопия, обреченная на поражение. Неважно, насколько жестока или военно-технологична империалистическая агрессия, — она никогда не сможет подавить демократические чаяния колонизированных масс.

Оригинал опубликован на здесь. (там есть кадры из фильма)

Перевод Аллы Никоновой


 Битва за Алжир — Джилло Понтекорво

1966 год.



По теме:

А это российская художественная версия антиколониальной борьбы крестьянства в современной России. Сказ про то как мужики отнятую землю обратно от капиталиста возвращали. х/ф «Окраина».


 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
(Visited 1 213 times, 1 visits today)

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели