Пятый сталинский удар. Операция «Багратион». Витебско-Оршанская наступательная операция.


Пятый сталинский удар был нанесен немцам в июне — июле 1944 г. под Витебском, Бобруйском, Могилевом. Нанося удары, создавая для врага «котлы», используя комбинированные удары артиллерии, танков и авиации, наши войска завершили операцию окружением и уничтожением 30 немецких дивизий под Минском. Была полностью освобождена Белоруссия, часть Польши, Литвы, с выходом через Вислу и Неман на границу с Германией.

Операция «Багратион».



Главная операция летней кампании 1944 года развернулась в Белоруссии. Белорусская наступательная операция, проводившаяся 23 июня — 29 августа 1944 года, стала из крупнейших военных операций за всю историю человечества. Её назвали в честь русского полководца Отечественной войны 1812 года П. И. Багратиона. Во время «пятого сталинского удара» советские войска освободили территорию Белоруссии, большую часть Литовской ССР, а также восточную Польшу. Вермахт понёс тяжелейшие потери, немецкие войска были разгромлены в районе Витебска, Бобруйска, Могилёва, Орши. Всего вермахт потерял восточнее Минска 30 дивизий, около полумиллиона солдат и офицеров убитыми, пропавшими без вести, ранеными и пленными. Немецкая группа армий «Центр» была разгромлена, а группа армий «Север» в Прибалтике рассечена надвое.


Ситуация на фронте.

К июню 1944 года линия советско-германского фронта на северо-востоке вышла к рубежу Витебск — Орша — Могилёв — Жлобин. При этом на южном направлении Красная Армия достигла огромных успехов — была освобождена вся Правобережная Украина, Крым, Николаев, Одесса. Советские войска вышли на государственную границу СССР, начали освобождение Румынии. Были созданы условия для освобождения всей Центральной и Юго-Восточной Европы. Однако к концу весны 1944 года наступление советских войск на юге замедлилось. 

В результате успехов на южном стратегическом направлении был образован огромный выступ — клин, обращённый вглубь Советского Союза (т. н. «Белорусский балкон»). Северный конец выступа опирался на Полоцк и Витебск, а южный — на бассейн реки Припять. Необходимо было ликвидировать «балкон», чтобы исключить возможность флангового удара вермахта. К тому же германское командование перебросило на юг значительные силы, бои приняли затяжной характер. Ставка и Генеральный штаб решили изменить направление главного удара. На юге же войска должны были перегруппировать силы, пополнить части живой силой и техникой, подготовиться к новому наступлению.

Разгром группы армий «Центр» и освобождение БССР, через которую проходили кратчайшие и важнейшие пути к Польше и крупным политическим, военно-промышленным центрам и продовольственным базам (Померании и Восточной Пруссии) Германии, имели огромное военно-стратегическое и политическое значение. Коренным образом менялась обстановка на всем театре военных действий в пользу Советского Союза. Успех в Белоруссии наилучшим образом обеспечивал наши последующие наступательные операции в Польше, Прибалтике, Западной Украине и Румынии.


5-й сталинский удар Колонна Су-85 на площади Ленина в освобожденном Минске

Колонна Су-85 на площади Ленина в освобожденном Минске



План операции.

В марте 1944 года Верховный главнокомандующий пригласил Рокоссовского и сообщил о планируемой крупной операции, предложил полководцу высказать своё мнение. Операция получила название «Багратион», это название предложил Иосиф Сталин. По замыслу Ставки главные действия летней кампании 1944 года должны были развернуться в Белоруссии. Для проведения операции предполагалось привлечь силы четырёх фронтов: 1-го Прибалтийского, 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов. К Белорусской операции также привлекались Днепровская военная флотилия, авиация дальнего действия и партизанские отряды. 

В конце апреля Сталин принял окончательное решение по поводу летней кампании и Белорусской операции. Начальник Оперативного управления и заместитель начальника Генштаба Алексей Антонов получил указание организовать работу по планированию фронтовых операций и начать сосредоточение войск и материальных ресурсов. Так, 1-й Прибалтийский фронт под началом Ивана Баграмяна получил 1-й танковый корпус, 3-й Белорусский фронт Ивана Черняховского — 11-ю гвардейскую армию, 2-й гвардейский танковый корпус. Кроме того в полосе наступления 3-го Белорусского фронта сосредоточили 5-ю гвардейскую танковую армию (резерв Ставки). На правом фланге 1-го Белорусского фронта сосредоточили 28-ю армию, 9-й танковый и 1-й гвардейский танковый корпуса, 1-й механизированный корпус и 4-й гвардейский кавалерийский корпус. 

К непосредственной разработке плана операции «Багратион» было привлечено, помимо Антонова, только несколько человек, включая Василевского и Жукова. Были категорически запрещены предметная переписка, переговоры по телефону или телеграф. Одной из первоочередных задач при подготовке Белорусской операции была её секретность и дезинформация врага относительно планируемого направления главного удара. В частности, командующий 3-м Украинским фронтом генерал армии Родион Малиновский получил указание провести демонстративное сосредоточение войск за правым флангом фронта. Схожий приказ получил и командующий 3-м Прибалтийским фронтом генерал-полковник Иван Масленников. 


5-й сталинский удар Алексей Антонов, заместитель начальника Генерального штаба РККА, ведущий разработчик плана Белорусской операции

Алексей Антонов, заместитель начальника Генерального штаба РККА, ведущий разработчик плана Белорусской операции


20 мая в Ставку вызвали Василевского, Жукова и Антонова. План летней кампании был окончательно утвержден. Сначала удар в районе Карельского перешейка должен был нанести Ленинградский фронт (Четвёртый сталинский удар: разгром финской армии). Затем во второй половине июня планировали провести наступление в Белоруссии. За координацию действий четырех фронтов отвечали Василевский и Жуков. Василевскому были поручены 1-й Прибалтийский и 3-й Белорусский фронты, Жукову — 1-й и 2-й Белорусский фронты. В начале июня они отбыли в расположение войск. 

По воспоминаниям К. К. Рокоссовского, окончательно план наступления отрабатывался в Ставке 22-23 мая. Соображения командования 1-м Белорусским фронтом о наступлении войск левого крыла 1-го Белорусского фронта на люблинском направлении были одобрены. Однако идея о том, что войска правого фланга фронта должны нанести сразу два главных удара, была подвергнута критике. Члены Ставки считали, что необходимо нанести один главный удар в направлении Рогачёва — Осиповичи, чтобы не распылять силы. Рокоссовский продолжал стоять на своём. По мнению комфронта, один удар необходимо было наносить от Рогачёва, другой от Озаричей на Слуцк. При этом бобруйская группировка противника попадала в «котёл». Рокоссовский хорошо знал местность и понимал, что движение армий левого фланга на одном направлении в сильно заболоченном Полесье приведёт к тому, что наступление застопорится, дороги будут забиты, войска фронта не смогут использовать все свои возможности, так как будут вводиться в сражение по частям. Убедившись, что Рокоссовский продолжает отстаивать свою точку зрения, Сталин утвердил план операции в том виде, который предлагал штаб 1-го Белорусского фронта. Надо сказать, что Жуков этот рассказ Рокоссовского опровергает. По его словам, решение о двух ударах 1-го Белорусского фронта было принято Ставкой ещё 20 мая. 

31 мая командующие фронтами получили директиву Ставки. Целью операции был охват двумя фланговыми ударами и уничтожение группировки противника в районе Минска. Особое значение придавалось разгрому наиболее мощных фланговых группировок противника, которые держали оборону в районах Витебска и Бобруйска. Это обеспечивало возможность стремительного наступления крупных сил по сходящимся направлениям на Минск. Оставшиеся войска противника предполагалось отбросить на невыгодный для них район действий под Минском, перерезать им коммуникации, окружить и уничтожить. План Ставки предусматривал нанесение трёх сильных ударов:

— войска 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов наносили удар в общем направлении на Вильнюс; 
— силы 2-го Белорусского фронта во взаимодействии с левым крылом 3-го Белорусского фронта и правым крылом 1-го Белорусского фронта наступали в направлении Могилев — Минск; 
— соединения 1-го Белорусского фронта наступали в направлении Бобруйск — Барановичи.

На первом этапе операции войска 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов должны были разгромить витебскую группировку противника. Затем ввести в прорыв подвижные соединения и развивать наступление на запад на Вильнюс — Каунас, с охватом левым флангом борисовско-минской группы вермахта. 2-й Белорусский фронт должен был уничтожить могилевскую группировку противника и наступать на минском направлении. 

1-й Белорусский фронт на первом этапе наступления должен был силами своего правого фланга уничтожить жлобин-бобруйскую группировку противника. Затем ввести в прорыв танково-механизированные соединения и развивать наступление на Слуцк — Барановичи. Часть сил фронта должны были охватить с юга и юга-запада минскую группировку противника. Левый фланг 1-го Белорусского фронта наносил удар на люблинском направлении.

Надо отметить, что первоначально советское командование планировало нанести удар на глубину до 300 км, разгромить три немецкие армии и выйти на рубеж Утена, Вильнюс, Лида, Барановичи. Задачи на дальнейшее наступление были поставлены Ставкой в середине июля, по результатам выявленных успехов. При этом на втором этапе Белорусской операции результаты были уже не такими блестящими. 


5-й сталинский удар Бои за Белоруссию

Бои за Белоруссию


Подготовка операции.

Как отмечал Жуков в своих воспоминаниях, для обеспечения операции «Багратион» в войска необходимо было направить до 400 тыс. тонн боеприпасов, 300 тыс. тонн горюче-смазочных материалов, до 500 тыс. тонн провианта и фуража. Необходимо было сконцентрировать в заданных районах 5 общевойсковых армий, 2 танковые и одну воздушную армии, а также части 1-й армии Войска Польского. Кроме того, фронтам передали из резерва Ставки 6 танковых и механизированных корпусов, более 50 стрелковых и кавалерийских дивизий, более 210 тыс. маршевого пополнения и свыше 2,8 тыс. орудий и минометов. Понятно, что всё это необходимо было переводить и перевозить с большими предосторожностями, чтобы не раскрыть противнику план грандиозной операции. 

Особое внимание маскировке и режиму секретности уделяли и ходе непосредственной подготовки операции. Фронты перешли на режим радиомолчания. На передовых позициях вели земляные работы, которые имитировали укрепление обороны. Сосредоточения войск, их переброску вели в основном ночью. Советские самолеты даже патрулировали местность для контроля мер за соблюдением мер маскировки и т. д. 

Рокоссовский в своих воспоминаниях указывал на большую роль разведки на переднем крае и в тылу противника. Командование особое внимание уделило воздушной, войсковой всех видов и радиоразведке. Только в армиях правого фланга 1-го Белорусского фронта было проведено более 400 поисков, советские разведчики захватили больше 80 «языков» и важные документы противника. 

14-15 июня командующий 1-м Белорусским фронтом провел занятия по розыгрышу предстоящей операции в штабах 65-й и 28-й армий (правое крыло фронта). В штабной игре присутствовали представители Ставки. К розыгрышу были привлечены командиры корпусов и дивизий, командующие артиллерией и начальники родов войск армий. В ходе занятий были детально отработаны вопросы предстоящего наступления. Особое внимание уделили характеру местности в полосе наступления армий, организации обороны противника и способам скорейшего прорыва на дорогу Слуцк — Бобруйск. Это позволяло закрыть пути отхода бобруйской группировке 9-й армии противника. В последующие дни схожие занятия были проведены в 3-й, 48-й и 49-й армиях. 

Одновременно была проведена большая учебная и политическая подготовка советских войск. На занятиях отрабатывались огневые задачи, тактика и техника атак, наступление во взаимодействии с танковыми, артиллерийскими частями, при поддержке авиации. Штабы частей, соединений и армий отрабатывали вопросы управления и связи. Командные и наблюдательные пункты выдвигались вперёд, создавали систему наблюдения и связи, уточнялся порядок перемещения и управлениями войсками в ходе преследования противника и т. д.


5-й сталинский удар Советские танки Валентайн IX выдвигаются на боевые позиции. 5-я гвардейская танковая армия. Лето 1944 года

Советские танки «Валентайн IX» выдвигаются на боевые позиции. 5-я гвардейская танковая армия. Лето 1944 года


Большую помощь в подготовке наступательной операции оказал Белорусский штаб партизанского движения. Была установлена тесная связь партизанских отрядов с советскими войсками. Партизаны получали с «большой земли» указания с конкретными заданиями, где и когда атаковать противника, какие коммуникации разрушить.

Надо отметить, что к середине 1944 года в большей части БССР действовали партизанские отряды. Белоруссия была настоящим партизанским краем. В республике действовало 150 партизанских бригад и 49 отдельных отрядов общей численностью в целую армию — 143 тыс. штыков (уже во время Белорусской операции к частям Красной Армии присоединилось почти 200 тыс. партизан). Партизаны контролировали огромные территории, особенно в лесисто-болотистых районах. Курт фон Типпельскирх писал, что 4-я армия, которой он командовал с начала июня 1944 года, оказалась в огромном лесисто-болотистом районе, который простирался до Минска и этот район контролировался крупными партизанскими соединениями. Немецкие войска ни разу за все три года не смогли полностью очистить эту территорию. Все переправы и мосты в этом труднодоступном районе, покрытом дремучими лесами, были разрушены. В результате, хотя немецкие войска и контролировали все крупные города и железнодорожные узлы, до 60% территории Белоруссии была под управлением советских партизан. Здесь по-прежнему существовала советская власть, работали обкомы и райкомы компартии и ВЛКСМ (Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодёжи). Понятно, что партизанское движение могло держаться только при поддержке «большой земли», откуда перебрасывали опытные кадры, оружие и боеприпасы. 

Наступление советских армий предваряла беспрецедентная по масштабу атака партизанских соединений. В ночь с 19 на 20 июня партизаны начали массированные действия по разгрому немецкого тыла. Партизаны разрушали железнодорожные коммуникации противника, взрывали мосты, устраивали засады на дорогах, выводили из строя линии связи. Только в ночь на 20 июня было подорвано 40 тыс. рельсов противника. Эйке Миддельдорф отметил:

«На центральном участке Восточного фронта русскими партизанами было произведено 10500 взрывов» (Миддельдорф Эйке. Русская кампания: тактика и вооружение. — СПб., М., 2000).

Партизаны смогли осуществить только часть задуманного, но и этого хватило, чтобы вызвать кратковременный паралич тыла группы армий «Центр». В результате переброска немецких оперативных резервов была задержана на несколько дней. Сообщение по многим шоссе стало возможно только днём и только в сопровождении сильных конвоев. 


5-й сталинский удар карта


 Силы сторон.

Советский Союз. Четыре фронта соединяли 20 общевойсковых и 2 танковых армии. Всего 166 дивизий, 12 танковых и механизированных корпусов, 7 укрепрайонов и 21 отдельную бригаду. Около одной пятой этих сил включалось в операцию на втором её этапе, примерно через три недели после начала наступления. В момент начала операции советские войска насчитывали около 2,4 млн. солдат и командиров, 36 тыс. орудий и минометов, более 5,2 тыс. танков и САУ и свыше 5,3 тыс. самолетов.

1-й Прибалтийский фронт Ивана Баграмяна включал в свой состав: 4-ю ударную армию под началом П. Ф. Малышева, 6-ю гвардейскую армию И. М. Чистякова, 43-ю армию А. П. Белобородова, 1-й танковый корпус В. В. Буткова. С воздуха фронт поддерживала 3-я воздушная армия Н. Ф. Папивина. 

3-й Белорусский фронт Ивана Черняховского имел в своём составе: 39-ю армию И. И. Людникова, 5-ю армию Н. И. Крылова, 11-ю гвардейскую армию К. Н. Галицкого, 31-ю армию В. В. Глаголева, 5-ю гвардейскую танковую армию П. А. Ротмистрова, 2-й гвардейский танковый корпус А. С. Бурдейного, конно-механизированную группу Н. С. Осликовского (в её состав входили 3-й гвардейский кавкорпус и 3-й гвардейский мехкорпус). С воздуха войска фронта поддерживала 1-я воздушная армия М. М. Громова. 

2-й Белорусский фронт Георгия Захарова включал в свой состав: 33-ю армию В. Д. Крючёнкина, 49-ю армию И. Т. Гришина, 50-ю армию И. В. Болдина, 4-ю воздушную армию К. А. Вершинина. 

1-й Белорусский фронт Константина Рокоссовского: 3-я армия А. В. Горбатова, 48-я армия П. Л. Романенко, 65-я армия П. И. Батова, 28-я армия А. А. Лучинского, 61-я армия П. А. Белова, 70-я армия В. С. Попова, 47-я армия Н. И. Гусева, 8-я гвардейская армия В. И. Чуйкова, 69-я армия В. Я. Колпакчи, 2-я танковая армия С. И. Богданова. Также в состав фронта входили 2-й, 4-й и 7-й гвардейские кавалерийские корпуса, 9-й и 11-й танковые корпуса, 1-й гвардейский танковый корпус, 1-й механизированный корпус. Кроме того, Рокоссовскому подчинялась 1-я армия Войска Польского З. Берлинга и Днепровская военная флотилия контр-адмирала В. В. Григорьева. Фронт поддерживали 6-я и 16-я воздушные армии Ф. П. Полынина и С. И. Руденко.


5-й сталинский удар генерал-лейтенант Константин Федорович Телегин (слева) и командующий фронтом генерал армии Константин Константинович Рокоссовский

Член военного совета 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенант Константин Федорович Телегин (слева) и командующий фронтом генерал армии Константин Константинович Рокоссовский у карты в командном пункте фронта


Силы Германии. Советским войскам противостояла группа армий «Центр» под началом генерал-фельдмаршала Эрнста Буша (с 28 июня Вальтер Модель). В группу армий входили: 3-я танковая армия под командованием генерал-полковника Георга Райнхардта, 4-я армия Курта фон Типпельскирха, 9-я армия Ханса Йордана (27 июня его сменил Николаус фон Форман), 2-я армия Вальтера Вейсса (Вайса). Группу армий «Центр» поддерживала авиация 6-го воздушного флота и частично 1-го и 4-го воздушных флотов. Кроме того, на севере к группе армий «Центр примыкали силы 16-й армий группы армий «Север», а на юге — 4-я танковая армия группы армий «Северная Украина». 

Таким образом, немецкие войска насчитывали 63 дивизии и три бригады; 1,2 млн. солдат и офицеров, 9,6 тыс. орудий и минометов, свыше 900 танков и штурмовых орудий (по другим данным 1330), 1350 боевых самолетов. Немецкие армии имели хорошо развитую систему железных и шоссейных дорог, что позволяло широко маневрировать войсками.


Планы немецкого командования и система обороны.

«Белорусский балкон» закрывал дорогу на Варшаву и далее на Берлин. Немецкая группировка при переходе Красной Армии в наступление на северном и южном направлениях могла с этого «балкона» наносить мощные фланговые удары по советским войскам. Германское военное командование ошиблось на счёт планов Москвы на летнюю кампанию. Если в Ставке довольно хорошо представляли силы противника в районе предполагаемого наступления, то немецкое командование считало, что Красная Армия может нанести в Белоруссии лишь вспомогательный удар. Гитлер и Верховное главнокомандование полагали, что Красная Армия снова перейдёт в решительное наступление на юге, на Украине. Основной удар ждали из района Ковеля. Оттуда советские войска могли срезать «балкон», выйдя к Балтийскому морю и окружив основные силы группы армий «Центр» и «Север» и отбросить группу армий «Северная Украина» к Карпатам. Кроме того, Адольф Гитлер опасался за Румынию — нефтяной регион Плоешти, который был основным источником «черного золота» для Третьего рейха». Курт Типпельскирх отмечал: «Группам армий «Центр» и «Север» предсказывали «спокойное лето».

Поэтому всего в резервах группы армий «Центр» и армейских резервах было 11 дивизий. Из 34 танковых и моторизованных дивизий, которые имелись на Восточном фронте, 24 были сконцентрированы южнее Припяти. Так, в группе армий «Северная Украина» было 7 танковых и 2 танко-гренадерских дивизии. Кроме того, они были усилены 4 отдельными батальонами тяжелых танков «Тигр». 

В апреле 1944 г. командование группы армий «Центр» предложило сократить линию фронта и отвести армии на более удобные позиции за рекой Березиной. Однако верховное командование, как и раньше, когда предлагалось отвести войска на более удобные позиции на Украине или вывести их из Крыма, отвергло этот план. Группа армий была оставлена на прежних позициях. 

Немецкие войска занимали хорошо подготовленную и глубоко эшелонированную (до 250-270 км) оборону. Строить оборонительные рубежи начали ещё в 1942-1943 гг., а окончательно линия фронта сложилась в ходе упорных боёв весной 1944 г. Она состояла из двух полос и опиралась на развитую систему полевых укреплений, узлы сопротивления — «крепости», многочисленные естественные рубежи. Так, оборонительные позиции обычно проходили по западным берегам многочисленных рек. Их форсирование затрудняли широкие заболоченные поймы. Лесисто-болотистый характер местности, множество водоемов серьёзно ухудшали возможности по применению тяжелого вооружения. Полоцк, Витебск, Орша Могилев, Бобруйск были превращены в «крепости», оборона которых была построена с учётом возможности круговой обороны. Тыловые рубежи проходили по рекам Днепр, Друть, Березина, по линии Минск, Слуцк и далее на запад. Для строительства полевых укреплений широко привлекали местных жителей. Слабостью немецкой обороны являлось то, что строительство оборонительных полос в глубине не было закончено. 

В целом группа армий «Центр» прикрывала стратегические восточно-прусское и варшавское направления. Витебское направление прикрывала 3-я танковая армия, оршанское и могилевское — 3-я армия, бобруйское — 9-я армия. Вдоль Припяти проходил фронт 2-й армии. Немецкое командование уделило серьёзное внимание пополнению дивизий живой силой и техникой, стараясь довести их до штатной численности. На каждую немецкую дивизию приходилось примерно 14 км фронта. В среднем на 1 км фронта приходилось 450 солдат, 32 пулемета, 10 орудий и минометов, 1 танк или штурмовое орудие. Но это средние цифры. Они сильно отличались на различных участках фронта. Так, на оршанском и рогачевско-бобруйском направлениях оборона была сильнее и плотнее насыщена войсками. На ряде других участков, которые немецкое командование считало менее важными, оборонительные порядки были значительно менее плотными. 


5-й сталинский удар 3-я танковая армия Рейнгардта занимала рубеж восточнее Полоцка


3-я танковая армия Рейнгардта занимала рубеж восточнее Полоцка, Богушевское (около 40 км южнее Витебска), имея протяженность фронта в 150 км. В состав армии входило 11 дивизий (8 пехотных, две авиаполевых, одна охранная), три бригады штурмовых орудий, боевая группа «фон Готтберг», 12 отдельных полков (полицейские, охранные и др.) и другие соединения. Все дивизии и два полка были в первой линии обороны. В резерве было 10 полков, в основном они занимались охраной коммуникаций и противопартизанской борьбой. Основные силы защищали витебское направление. На 22 июня армия насчитывала более 165 тыс. человек, 160 танков и штурмовых орудий, более 2 тыс. полевых и зенитных орудий.

4-я армия Типпельскирха занимала оборону от Богушевска до Быхова, имея протяженность фронта в 225 км. В её состав входили 10 дивизий (7 пехотных, одна штурмовая, 2 танково-гренадерских — 25-я и 18-я), бригада штурмовых орудий, 501-й тяжёлый танковый батальон, 8 отдельных полков и другие части. Уже в ходе советского наступления прибыла танко-гренадерская дивизия «Фельдхернхалле». В резерве было 8 полков, которые выполняли задачи по охране тылов, коммуникаций и борьбе с партизанами. Наиболее мощная оборона была на оршанском и могилёвском направлениях. На 22 июня в 4-й армии было более 168 тыс. солдат и офицеров, около 1700 полевых и зенитных орудий, 376 танков и штурмовых орудий. 

9-я армия Йордана защищалась в полосе южнее Быхова до реки Припять, имея протяженность фронта в 220 км. В состав армии входило 12 дивизий (11 пехотных и одна танковая — 20-я), три отдельных полка, 9 батальонов (охранных, саперных, строительных). В первой линии были все дивизии, полк «Бранденбург» и 9 батальонов. Основные силы располагались в районе Бобруйска. В армейском резерве было два полка. К началу советского наступления в составе армии было более 175 тыс. человек, около 2 тыс. полевых и зенитных орудий, 140 танков и штурмовых орудий. 

2-я армия занимала оборону по рубежу реки Припять. В её состав входили 4 дивизии (2 пехотные, одна егерская и одна охранная), корпусная группа, танко-гренадерская бригада, две кавалерийские бригады. Кроме того, 2-й армии подчинялись венгерские 3 резервные дивизии и одна кавалерийская дивизия. В резерве командования группы армий было несколько дивизий, включая охранные и учебные. 

Советское командование смогло сохранить подготовку крупной наступательной операции в Белоруссии до самого её начала. Немецкая авиация и радиоразведка обычно замечали крупные переброски сил и делали вывод о приближении наступления. Однако на этот раз подготовку Красной Армии к наступлению прозевали. Режим секретности и маскировка сделали своё дело. 


5-й сталинский удар Подбитые танки 20-й дивизии в районе Бобруйска (1944 год)

Подбитые танки 20-й дивизии в районе Бобруйска (1944 год)


Витебско-Оршанская наступательная операция.

К 22 июня 1944 г. подготовка большой операции стратегического значения в Белоруссии была завершена. 22 июня советские войска провели разведку боем. Передовые батальоны, поддержанные огнем артиллерии и танками, на ряде участков вклинились в оборону, захватили первые траншеи противника. 


Первый этап операции (23-28 июня).

23 июня основные силы трех советских фронтов начали наступление. 1-й Прибалтийский и 3-й Белорусский фронты основные удары наносили на витебском, богушевском, оршанском направлениях. 2-й Белорусский фронт наступал на могилевском направлении. 1-й Белорусский фронт перешёл в решительное наступление на день позже — 24 июня. Армии Рокоссовского наносили главный удар на бобруйском направлении.


5-й сталинский удар Подразделение 3-го Белорусского фронта форсирует реку Лучеса. Июнь 1944 года.

Подразделение 3-го Белорусского фронта форсирует реку Лучеса. Июнь 1944 года.


Витебско-Оршанская операция.

1-й Прибалтийский фронт. В ходе разведки боем 22 июня передовые батальоны 22-го гвардейского стрелкового корпуса под командованием генерал-майора Ручкина из состава 6-й гвардейской армии (6 ГА) прорвали тактическую оборону противника, продвинулись на 4-6 км. Появилась угроза для фланга и тыла немецкого 9-го армейского корпуса. Немецкое командование было вынуждено начать переброску части тактических резервов 9-го корпуса в район восточнее Оболя. В результате немцы были лишены резервов в первый день, что способствовало наступлению 6-й гвардейской армии и 43-й армии. Передовые батальоны 23-го гвардейского стрелкового корпуса 6 ГА и 1-го стрелкового корпуса 43 А также добились некоторых успехов, вклинившись в оборону противника. 

Успех 22 июня привел к тому, что в план артиллерийского наступления внесли значительные коррективы. Так, в 6 ГА сократили время артподготовки и до 50% уменьшили количество привлекаемой артиллерии. Утром 23 июня ударная группировка 1-го Прибалтийского фронта — 6-я гвардейская армия под командованием Чистякова и 43-я армия Белобородова, перешла в наступление. Пехота, поддержанная танками непосредственной поддержки, авиацией и артиллерией, прорвала фронт противника на участке в 30 км. 

Советские войска стали быстро продвигаться на западном направлении. Немцы пытались сдержать советское наступление огнем артиллерии и контратаками пехоты силами от роты до батальона, поддержанных группами танков по 3-8 машин. Однако советские войска продолжали наступление. 1-й стрелковый корпус 43 А при поддержке частей 6 ГА обошел с флангов и тыла сильный узел сопротивления Шумилино и после непродолжительного, но упорного боя овладел населенным пунктом. Гарнизон опорного пункта был частью уничтожен, частью сдался в плен. 


5-й сталинский удар Расчет советской 122-мм гаубицы М-30 в бою против немецких танков. 3-й Белорусский фронт.

Расчет советской 122-мм гаубицы М-30 в бою против немецких танков. 3-й Белорусский фронт.


В первый день наступления советское командование планировало ввести в бой 1-й танковый корпус Буткова. Он должен был наступать в общем направлении на Бешенковичи. Корпус начал выдвижение в 10 часов (он располагался в 14-18 км от переднего края), но дождь значительно ухудшил движение по дорогам, а вне их на болотистой местности, движение танков было практически невозможным. В результате до темноты танкисты вступить в бой не смогли. К этому времени пехота с танками поддержки вела бои в районе межозерных дефиле западнее и юго-западнее Шумилина. В связи со значительным опозданием и наличия впереди труднопроходимой местности — межозерных дефиле, комфронта Баграмян запретил ввод в бой танкового корпуса, до преодоления пехотой межозерных дефиле. 

23-й гвардейский и 1-й стрелковый корпуса продвинулись за день на 16 км. На правом флаге 6 ГА 22-й гвардейский корпус, преодолевая упорное сопротивление тактических резервов противника, продвинулся на 2-7 км. В этот же день на стыке двух гвардейских корпусов ввели в бой часть сил 103-го стрелкового корпуса 6 ГА. 2-й гвардейский стрелковый корпус был сосредоточен для наступления. 

Облачность и переменный дождь несколько ограничили действия советской авиации, но она совершила 746 самолето-вылетов (из них 435 штурмовых). Немецкие ВВС в этот день ограничивались разведкой.


5-й сталинский удар генерал армии И.Х. Баграмян и начальник штаба фронта генерал-лейтенант В.В. Курасов

Командующий 1-м Прибалтийским фронтом генерал армии И.Х. Баграмян и начальник штаба фронта генерал-лейтенант В.В. Курасов в период Белорусской операции


Таким образом, уже в первый день наступления ударной группировки 1-го Прибалтийского фронта удалось достигнуть крупных успехов. Фронт противника был прорван. Немецкий 9-й армейский корпус был разбит, его части, бросая технику (было захвачено 6 танков, 66 орудий и другое оружие и имущество), поспешно отступали на западный и южный берег Западной Двины. Немецкое командование старалось из остатков корпуса и переброшенных резервов создать устойчивую оборону в районе Оболь и на Западной Двине, не допустив расширения бреши. Советское командование, чтобы сохранить темп наступления и не дать противнику закрепиться на новых рубежах, сформировало передовые мобильные отряды, усиленные танками и артиллерией. 

24 июня советские армии продолжали наступление, расширив брешь до 90 км по фронту и на 25-30 км в глубину. Немцы ожесточённо сопротивлялись — советские войска отбили 27 контратак. К концу дня 6 ГА вышла к Западной Двине. Передовые отряды с ходу форсировали реку и захватили небольшие плацдармы. 43-я армия, продолжая наступать в юго-западном направлении, также вышла к Западной Двине. 1-й стрелковый корпус под началом Васильева с ходу занял плацдармы на южном берегу реки. На левом фланге 43 А части 92-го стрелкового корпуса прорвали немецкую оборону и вышли на дальние подступы Витебска (8 км севернее города). На правом фланге фронта наступление 4-й ударной армии Малышева не принесло успеха. Немцы оказывали упорное сопротивление, и части 4-й ударной армии не смогли прорвать оборону противника. 

1-й танковый корпус начал движение к Западной Двине. Однако немногочисленные дороги после дождей стали труднопроходимыми, почти все мосты были уничтожены немцами, их приходилось восстанавливать. К тому же дороги были забиты вторыми эшелонами, артиллерий, понтонами и обозами наступающих армий. Образовались многочисленные пробки. Только после того как удалось организовать движение, танки, артиллерия и понтоны были пропущены вперёд. Танковый корпус вышел к Западной Двине только к концу дня и начал подготовку к форсированию руки. Самолеты 3-й воздушной армии в этот день сделали 1127 самолето-вылетов (погодные условия улучшились). 

К концу второго дня наступления части 43 А 1-го Прибалтийского фронта и 39 А 3-го Белорусского фронта вышли в тыл витебской группировке противника. Немецкое командование, пытаясь предотвратить катастрофу, которая угрожала витебской группировке и не дать Красной Армии форсировать Западную Двину, спешно стягивало резервы и войска с других направлений. В район Полоцка стали перебрасывать с идрицкого направления две пехотные дивизии; на рубеж Западной Двины выдвинули две охранные дивизии, а также различные саперные, строительные, охранные, штрафные и другие части. Из района Пскова стали перебрасывать 212-ю пехотную дивизию. 

Форсирование Западной Двины. Части 6 ГА и 43 А, не дожидаясь подхода понтонных соединений, немедленно приступили к форсированию реки на различных подручных плавсредствах. Полковую, дивизионную артиллерию и часть истребительно-противотанковых артполков и легких пушечных артиллерийских бригад переправляли на сбитых самими артиллеристами плотах. Эта артиллерия сыграла большую роль в удержании и расширении плацдармов. 


5-й сталинский удар Переправа танков через Западную Двину. 1-й Прибалтийский фронт

Переправа танков через Западную Двину. 1-й Прибалтийский фронт


Немецкое командование, стремясь во что бы то ни стало остановить советское наступление, бросало в бой наспех собранные части. Находившиеся на плацдармах советские войска подвергались многочисленным яростным контратакам. Однако немецкие атаки не смогли остановить наступление советских войск. Весь день 25 июня продолжалась переправа советских частей. Так, форсировал реку и расширил ранее захваченный плацдарм 23-й гвардейский стрелковый корпус. К концу дня саперы навели понтонные переправы, что значительно ускорило переброску артиллерии и танков. Части 6 ГА и 43 А к концу дня освободили город Бешенковичи. Соединения 43 А совместно с войсками 39-й армии завершили окружение витебской группировки противника. В этот же день навели паромную переправу для переброски танкового корпуса. Надо отметить, что ударную силу этого корпуса так и не смогли использовать в этой операции. 

26 июня войска ударной группы фронта прошли с боями 10-20 км. Немецкое командования остатками разбитых частей и вводом новых дивизий (290-й пехотной и 221-й охранной) пыталось приостановить советское наступление. В течение дня советские войска отразили до 30 контратак, каждая силами от батальона до полка пехоты при поддержке 10-12 танков. 43-я армия частью своих сил участвовали в ликвидации витебской группировки. Люфтваффе, как и предыдущие дни, активности не проявляла. Таким образом, 25-26 июня фронт Баграмяна решил сложную задачу по форсированию такой крупной водной преграды, как Западная Двина. Были преодолены и менее значительные водные преграды — реки Улла и Свечанка. Плацдарм был углублен до 18 км.

27-28 июня войска 1-го Прибалтийского фронта развивали наступление в западном направлении. В состав 4-й ударной армии включили 100-й стрелковый корпус, и армия Малышева производила перегруппировку сил для последующего наступления на Полоцк. 22-й гвардейский стрелковый корпус 6 ГА взял сильной опорный пункт противника Оболонь. Войска 43-й армии, при содействии сил 3-го Белорусского фронта, штурмом взяли важный опорный пункт и узел шоссейных дорог — Лепель. 1-й танковый корпус после переправы через реку Улла совместно с частями 2-го гвардейского корпуса 6 ГА взял опорный пункт противника Камень. 

В результате за шесть дней наступления войска 1-го Прибалтийского фронта успешно решили задачу, поставленную Ставкой. Ударная группировка фронта прорвала оборону противника, совместно с войсками 3-го Белорусского фронта уничтожила витебскую группировку, форсировала Западную Двину, Свечанку, Уллу и, продвинувшись левым крылом на 80 км, заняла крупные опорные пункты вермахта — Бешенковичи и Лепель. За это время советские войска уничтожили более 25 тыс. солдат и офицеров противника, и много боевой техники, включая 51 самолет, 322 орудия. Было захвачено в плен более 5 тыс. человек, советскими трофеями стали 474 орудия, более 1400 машин и другое вооружение и техника. 


5-й сталинский удар карта1


Наступление 3-го Белорусского фронта.

22 июня во второй половине дня передовые батальоны дивизий первого эшелона 5-й армии Крылова при поддержке артиллерии перешли в наступление и мощным, внезапным ударом ворвались в первую траншею противника и захватили её. Развивая первый успех, передовые части продвинулись на 2-4 км. При этом на направлении главного удара советские воины захватили не только первую траншею, но вторую и третью. Немцы контратаковали, пытаясь восстановить положение, но их удары отразили. На этом направлении советские войска нанесли поражение двум полкам 299-й пехотной дивизии 6-го армейского корпуса и штрафному батальону. 

Одновременно атаковали немецкие позиции передовые батальоны 11-й гвардейской армии Галицкого. Они наступали вдоль минского шоссе. Передовые части армии ворвались в первую траншею. Однако встретили сильное сопротивление и дальше продвинуться не смогли. Здесь немецкие войска опирались на хорошо укрепленные позиции. Передовые батальоны 31-й армии Глаголева успеха не имели. На оршанском направлении оборону держала немецкая 78-я штурмовая дивизия 27-го армейского корпуса, она была хорошо укомплектована и усилена около 50 штурмовыми орудиями. 

Разведка боем показала, что наиболее слабую оборону немцы имеют на богушевском направлении. Пять батальонов 5 А глубоко вклинились в оборону противника и захватили несколько небольших плацдармов на реке Суходровка. Ночью инженерные части 5 А построили три 60-тонных моста через реку для переправы танков и артиллерии, и три легких моста для автотранспорта. К тому же немецкое командование уже в первый день боя использовало в полосе наступления 5 А все дивизионные резервы и резерв 6-го корпуса — части 14-й пехотной дивизии. В результате у немцев не оказалось сил для парирования удара основных сил 5-й советской армии. 


5-й сталинский удар Батарея тяжёлых гаубиц Б-4. 3-й Белорусский фронт.

Батарея тяжёлых гаубиц Б-4. 3-й Белорусский фронт.


23 июня по позициям противника был нанесен мощный артиллерийский удар. Первые 5 минут — огневой налет всей артиллерии, 105 минут — период разрушения немецких оборонительных сооружений прицельным огнем, 20 минут — разрушение укреплений огнем прямой наводки, и 40 минут — подавление переднего края и ближайшей глубины. В полосе 5 А в артподготовку внесли изменения: огонь артиллерии был сдвинут в глубину обороны противника. 

За 15 минут до начала штурма немецких позиций советские ВВС нанесли бомбово-штурмовой удар по немецким войскам. Немецкие истребители группами по 4-6 машин пытались препятствовать советским атакам, но без особого успеха. 1-я воздушная армия удерживала господство в воздухе. Всего за день советские самолеты сделали 1769 самолето-вылетов, провели 28 воздушных боев и сбили 15 самолетов противника. 

В 9 часов советская пехота, при поддержке танков, перешла в наступление по всему фронту. 39-я армия Людникова прорвала фронт противника на протяжении 6 км и форсировала реку Лучеса. На острие удара был 5-й гвардейский стрелковый корпус. Наступая в западном направлении, гвардейский корпус продвинулся на 12-13 км и перехватил железную магистраль Витебск — Орша. В ходе боя армия нанесла поражение 197-й пехотной дивизии 6-го армейского корпуса. Попытка немцев остановить советское наступление с помощью части сил 95-й пехотной дивизии потерпела неудачу. Немецкие войска были отброшены на запад. 

5-я армия Крылова наносила основной удар своим правым флангом. Здесь атаковали части 72-го и 65-го стрелковых корпусов. Соединения 5 А расширили прорыв до 35 км и продвинулись в глубь до 10 км. Армия форсировала Лучесу и перерезала железную дорогу Витебск — Орша. Противостоящая 5 А 299-я пехотная дивизия 6-го корпуса была разгромлена. 

11-я гвардейская армия Галицкого также взломала оборону противника, продвинувшись на глубину от 2 до 8 км. На левом фланге, в полосе минской автострады, советские войска встретили мощную оборону противника. Поэтому командование армии с разрешения комфронта приняло решение перенести основной удар с левого фланга на правый, в полосу 16-го стрелкового корпуса, где наметился успех. 

31-я армия Глаголева вклинилась в оборону противника на 3 км и вела упорные бои с немецкими войсками. Немецкая пехота, поддерживаемая танками, постоянно контратаковала. На этом направлении немецкое командование выдвинуло из резерва до двух полков пехоты усиленных танками и артиллерией. 

В результате правый фланг фронта достиг наибольших успехов. Части 39-й и 5-й армий прорвали немецкую оборону на 10-13 км в глубину и расширили прорыв до 30 км. Армии, которые наступали в центре и на левом фланге, натолкнулись на более серьёзное сопротивление противника. К тому же здесь располагались наиболее развитые оборонительные сооружения противника. Они вклинились в оборону противника, но прорвать её не смогли.

24 июня части 39-й армии вышли в район Островно. Советские войска перехватили пути отхода вермахта из Витебска на юго-запад. В это же время части 84-го стрелкового корпуса вышли к восточной окраине города. Немцы оказывали упорное сопротивление. 5-я армия, преодолевая сопротивления разбитых дивизий и прибывших немецких резервов, продвинулась на 10-14 км. В 21 час, после мощного бомбово-штурмового удара, который нанесли 270 бомбардировщиков и штурмовиков, советские воины стремительным ударом с севера прорвали немецкие оборонительные порядки и штурмом взяли Богушевск, важный опорный пункт противника. При этом были захвачены 24 орудия. В связи с успехом 5 А в полосе её наступления в прорыв ввели конно-механизированную группу Осликовского. 

11-я гвардейская армия, используя успех, достигнутый правым флангом, захватила районный центр Бабиновичи и разгромила в его районе несколько полков противника. К концу дня войска 11-й армии расширили прорыв до 30 км и продвинулись в глубину до 14 км. 31-я армия, отбивая яростные контратаки противника, продвинулась незначительно. 

25 июня армии Черняховского продолжали развивать наступление. Левый фланг 39 А вышел на южный берег Западной Двины в районе Дорогокупово, Гнездиловичи. Здесь войска 3-го Белорусского фронта соединились с силами 43 армии 1-го Прибалтийского фронта. В результате кольцо окружения вокруг витебской группировки противника было замкнуто. В этой связи Типпельскирх отметил, что три дивизии были отрезаны противником и вскоре уничтожены. На самом деле в районе Витебска оказался окружён 53-й армейский корпус Ф. Гольвитцера — 206-я и 246-я пехотные, 6-я авиаполевая и часть 4-й авиаполевой дивизий, а также 197-я пехотная дивизия 6-го корпуса. Командующий 3-й танковой армией Рейнгардт предлагал отвести войска, но Гитлер первоначально воспретил отход корпуса, а когда разрешение было получено, было уже поздно. 

Одновременно центр 39 А решительной атакой овладел восточной частью и центром Витебска. Окруженные немецкие части предприняли до 18 контратак против 5-го гвардейского стрелкового корпуса, отчаянно пытаясь пробиться на запад и юго-запад, но все атаки противника были отражены. 

Конно-механизированная группа Осликовского стремительным рывком овладела городом Сенно. Передовые отряды КМГ перерезали железную дорогу Лепель — Орша. Войска 5-й армии, развивая успех КМГ, продвинулись на 20 км, по пути уничтожая разрозненные отряды противника. Части армии освободили более 100 населенных пунктов. Кроме того, с учётом крупного успеха в полосе наступления 5-й армии, где советские войска прорвали все немецкие оборонительные рубежи и вырвались на оперативный простор, по указанию представителя Ставки Василевского на богушевском направлении решили бросить в бой 5-ю гвардейскую танковую армию под командованием Ротмистрова. 

11-я ГА успешно наступала и прорвала два укрепленных рубежа противника. 25 июня в полосе наступления 11 ГА вели в прорыв 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус под началом Бурдейного. Он получил задачу перехватить немецкие коммуникации: минскую дорогу северо-западнее Орши и железную дорогу Орша- Лепель. 31-я армия на правом фланге прорвала немецкую оборону на Днепре.

Таким образом, за три наступления войска 3-го Белорусского фронта полностью прорвали немецкую оборону. Советские войска продвинулись глубину от 30 до 50 км и на фронте в 100 км. Витебская и оршанская группировки были разобщены, в районе Витебска окружили пять вражеских дивизий. Семь немецких дивизий были разбиты или понесли большие потери. Советская авиация всё это время прочно удерживала господство в воздухе, уничтожив 52 самолета противника и сделав более 2500 тыс. самолето-вылетов только для штурмовки или бомбардировки сил противника. 

Немецкое командование, потеряв основной оборонительный рубеж и потерпев поражение на витебском и богушевском направления, отводило тылы 3-й танковой и 4-й армии на рубеж реки Березина. Одновременно немцы старались задержать наступление советских войск на промежуточных рубежах. Немецкое командование стало вводить в бой оперативные резервы. Особенно ожесточённое сопротивление немцы продолжали оказывать на оршанском направлении. Пытаясь удержать минскую дорогу, немецкое командование перебросило на это направление 260-ю пехотную дивизию из района Копысь и 286-ю охранную дивизию из района Толочин. 


5-й сталинский удар Бой в районе вокзала. Витебск

Бой в районе вокзала. Витебск


Ликвидация витебской группировки.

Уже 25 июня витебская группировка была расчленена на две части. В ночь на 26 июня части 39-й и 43-й армии полностью освободили Витебск. В течение 26 июня окружённая группировка пыталась пробиться из кольца окружения. Немцы совершили до 22 контратак силами от одного до двух полков поддержанных танками, штурмовыми орудиями и артиллерией. В результате яростных боев часть витебской группировки с большими потерями порвалась в леса в район озера Мошно. Однако узкий коридор был вскоре закрыт. Комфронта Черняховский приказал повернуть три дивизии 5-й армии, прорвавшаяся немецкая группа численностью примерно в 5 тыс. солдат была снова окружена вокруг озера Мошно. 

Во второй половине дня 26-го части 39-й и 43-й армий продолжали сжимать, окруженные группы противника. Одновременно советские ВВС наносили по ним мощные бомбовые и штурмовые удары. Утром 27 июня советские войска перешли в решительное наступление и сломили сопротивление противника. Большая часть немцев была уничтожена. В плен сдался командир 53-го армейского корпуса Гольвитцер, его начальник штаба полковник Шимидт и ряд других старших офицеров. Среди сдавшихся в плен были и дивизионные командиры: Мюллер-Бюллов (246-я пехотная дивизия), Хиттер (206-я пехотная дивизия). 

Одна немецкая группа — остатки 4-й авиаполевой дивизии генерала Р. Писториуса и других частей (всего около 8 тыс. человек), смогла прорваться в направлении Бешенковичей. Однако нарвалась на силы 1-го Прибалтийского фронта и была уничтожена в районе Якубовщина. Специально выделенные отряды советских дивизий продолжали до 28 июня преследовать и уничтожать небольшие группы противника. В итоге немцы потеряли 20 тыс. человек убитыми и 10 тыс. пленными. Вся витебская группировка противника была уничтожена. Так, по данным В. Хаупта, из состава 53-го армейского корпуса к немецким частям прорвались всего двести человек, а 6-й корпус был разгромлен и понес тяжелые потери. 


5-й сталинский удар В. Е. Макаров, А. М. Василевский и И. Д. Черняховский допрашивают командира 206-й пехотной дивизии А. Хиттера

Член Военного совета 3-го Белорусского фронта В. Е. Макаров, А. М. Василевский и И. Д. Черняховский допрашивают командира 206-й пехотной дивизии А. Хиттера


5-й сталинский удар А.М. Василевский и генерал-полковник И.Д. Черняховский допрашивают генерала пехоты Ф. Гольвитцера, генерал-лейтенанта А. Хиттера

Представитель Ставки ВГК Маршал Советского Союза А.М. Василевский и командующий войсками 3-го Белорусского фронта генерал-полковник И.Д. Черняховский допрашивают командира 53-го армейского корпуса генерала пехоты Ф. Гольвитцера и командира 206-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта А. Хиттера


Жизнь — подвиг! Дважды герой СССР Черняховский Иван Данилович


Поражение оршанской группировки.

Конно-механизированная группа продолжала развивать наступление на западном и юго-западном направлениях. Кавалеристы Осликовского освободили от гитлеровцев Обольцы и Смоляны, создав угрозу с северного направления для оршанской группировки вермахта. Армия Ротмистрова освободила Толочин. В результате основные коммуникации немецких войск в районе Орши были перерезаны. Немцы пытались сильными контратаками отбить Толочин, но успеха не добились. 

Одновременно 2-й гвардейский танковый корпус Бурдейного перехватил минскую дорогу в 15 км северо-западнее Орши и продолжил движение в южном направлении. 11-я ГА 26 июня вышла к северо-западной окраине Орши. 31 А взяла сильный опорный пункт противника Дубровно. Таким образом, советские войска создали угрозу северному флангу и тылу оршанской группировки. Немецкие контратаки успеха не имели. Необходимо было отводить войска, чтобы их не постигла участь витебской группировки.

Утром 27 июня 31 А прорвала внешний пояс обороны Орши и ворвалась в город. В освобождении города приняли участие и войска 11 ГА. Вскоре город был освобожден от противника. В этот же день танкисты Ротмистрова, развивая наступление вдоль минской дороги, освободили Бобр, Крупки и вышли в район Борисова. Конно-механизированная группа Осликовского вышла в район южнее Холопеничей. 28 июня войска фронта прошли от 22 до 38 км. КМГ Осликовского содействовала силам 1-го Прибалтийского фронта в освобождении Лепеля и вышла к Березине. 

Разбитые войска немецких 3-йтанковой и 4-й армий отходили своим левым флангом и центром к Березине. При этом на правом крыле продолжали оказывать упорное сопротивление, старясь удержать Борисов и прикрыть отход могилевской группировки, которая оборонялась перед 2-м Белорусским фронтом. Так, части танковой армии Ротмистрова столкнулись с соединениями немецкой 5-й танковой дивизии, переброшенной на борисовское направление. 


5-й сталинский удар Отступление немцев из-под Орши

Отступление немцев из-под Орши


Итоги.

За пять дней наступления войска 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов полностью выполнили поставленные перед ними задачи. Северный фланг группы армий «Центр» был разрушен, и, таким образом, Красная Армия сделала первый шаг к уничтожению всей минской группировки. 

1-й Прибалтийский фронт под началом Баграмяна прорвал оборону противника, форсировал Западную Двину, освободил Бешенковичи и Лепель, способствовал освобождению Витебска и уничтожению витебской группировки противника. 

Войска 3-го Белорусского фронта под командованием Черняховского прорвали оборону противника, уничтожили витебскую группировку противника, нанесли поражение оршанской группировке. Были освобождены Орша, Витебск и более 1600 населенных пунктов. Советские войска продвинулись на 115 км в глубину, создав прорыв в 150 км по фронту. 

Немецкий 53-й армейский корпус был истреблен или захвачен в плен, 6-й и 9-й армейские корпуса понесли большие потери в живой силе и технике. Немцы потеряли только убитыми более 40 тыс. человек, в плен взяли более 18 тыс. солдат и офицеров. Было уничтожено 126 танков и штурмовых орудий, более 1 тыс. орудий и минометов и т. д. Советскими трофеями стали около 70 танков и САУ, более 1,1 тыс. орудий и минометов, более 3 тыс. автомашин, 32 паровоза, более 1,5 тыс. вагонов, 255 складов с оружием, боеприпасами, провиантом, снаряжением и т. д. Советская авиация уничтожила в воздушных боях и на земле свыше 70 немецких самолетов.


5-й сталинский удар Саперы разминируют Витебск

Саперы разминируют Витебск


Могилёвская наступательная операция.

В соответствии с замыслом Ставки ВГК задача по разгрому могилевской группировки была возложена на войска 2-го Белорусского фронта под командованием Г. Ф. Захарова. Наступление 2-го Белорусского фронта носило вспомогательный характер. Как отмечал Г. К. Жуков, который координировал действия 2-го Белорусского фронта, «не было смысла выталкивать противника из района восточнее Могилёва до тех пор, пока ударные армии 1-го и 3-го Белорусских фронтов не выйдут в глубокий тыл всей группировки противника группы армий «Центр»». Поэтому фронт не имел мощных средств прорыва, крупных подвижных соединений. Однако для ускорения разгрома немецких войск и быстрейшего продвижения советских войск была организована Могилёвская операция. 

49-я армия под командованием Ивана Гришина получила задачу форсировать реку Проня и прорвать оборону противника на 12 км участке. На левом фланге наступление 49-й армии поддерживала 50-я армия под командованием Ивана Болдина, на правом фланге — 33-я армия Василия Крючёнкина. 33-я армия также оказывала содействие силам 3-го Белорусского фронта в разгроме оршанской группировки противника. Войска фронта должны разгромить могилевскую группировку немецких войск, освободить города Могилёв, Шклов, Быхов, форсировать Днепр в районе Шклов — Могилёв, захватить большой плацдарм на правом берегу реки для дальнейшего развития наступления на минском направлении. 

С воздуха войска 2-го Белорусского фронта поддерживала 4-я воздушная армия под началом Константина Вершинина (более 500 самолетов). Всего в составе 2-го Белорусского фронта было около 220 тыс. человек, более 4,8 тыс. орудий и минометов, 276 танков и САУ. В состав трёх армий фронта входили 22 стрелковые дивизии, один укреплённый район, 4 отдельные танковые бригады, 1 танковый и 10 самоходно-артиллерийских полков.

Фронт не имел ощутимого превосходства над противником, поэтому Захаров принял решение ударить на 12-километровом участке фронта силами одной армии. После прорыва немецкой обороны в брешь планировали ввести подвижную группу под началом генерал-лейтенанта А. А. Тюрина. В состав подвижной группы входили одна стрелковая дивизия, две танковые бригады, истребительно-противотанковая артиллерийская бригада, гвардейская инженерно-саперная бригада, полк САУ и отдельный механизированный понтонный батальон. 

С целью повышения возможностей и сил 49-й армии в её состав передали 69-й стрелковый корпус (две стреловые дивизии) из 33-й армии и 81-й стрелковый корпус из резерва фронта (три стрелковые дивизии). Армию также укрепили дополнительными артиллерийскими, танковыми и инженерно-саперными частями. Теперь армия имела четыре стрелковых корпуса (12 стрелковых дивизий), 2237 орудий и минометов, 343 реактивные установки, 253 танков и САУ. Кроме того, командование фронта уменьшило ширину полосы наступления 49-й армии с 53 до 31 км. Это позволило усилить мощь удара и создать значительное превосходство над противником на направлении главного удара. 


5-й сталинский удар Советская автоколонна на улице освобожденного Могилева

Советская автоколонна на улице освобожденного Могилева


Германия. 

В полосе наступления 2-го Белорусского фронта занимали оборону части южного фланга 4-й армии под началом Курта фон Типпельскирха. В состав могилёвской группировки немецких войск входили: часть 27-го армейского корпуса (2 пехотные дивизии), 39-й танковый корпус (4 пехотные дивизии и одна бригада штурмовых орудий), 12-й армейский корпус (две пехотные и одна моторизованная дивизия). В оперативном резерве у немецкого командования в районе Могилёва была дислоцирована танко-гренадерская дивизия «Фельдхернхалле» (бывшая 60-я моторизованная дивизия).

Также в тылу располагались охранные и другие специальные соединения общей численностью до дивизии, они охраняли коммуникации и переправы через Днепр. Всего могилевская группировка вермахта насчитывала 114 тыс. солдат и офицеров, около 2,3 тыс. орудий и минометов, до 220 танков и штурмовых орудий. 

Немцы между реками Проня и Днепр оборудовали две полосы обороны, их общая глубина доходила до 60 км. Также имелись промежуточный и армейский тыловой рубежи обороны.

С молчаливого согласия командования группы армий «Центр» по реке Березине стали создавать ещё один оборонительный рубеж. Передний край был усилен проволочными заграждениями с сигнальными устройствами, рогатками и минными полями. Населенные пункты, особенно у коммуникаций, были превращены в опорные пункты и являлись составной частью общей системы обороны. 

Наиболее серьёзные укрепления имел Могилёв. Весной 1944 года Адольф Гитлер объявил ряд белорусских городов «крепостями», в их число включили и Могилёв. По приказу фюрера Могилёв приказали удерживать любой ценой, защищать «до последнего солдата», даже в условиях полного окружения.

По показаниям коменданта Могилевского укрепленного района генерал-майора Г. Эрдмансдорфа (он попал в плен), гарнизон мог оставить укрепрайон только с личного разрешения Гитлера, по предложению командования группы армий «Центр». Вокруг Могилёва было подготовлено три оборонительных обвода: внешний — в 5-15 км, средний — в 3-4 км, внутренний — по окраине города. 


5-й сталинский удар карта2


Прорыв обороны противника.

Ранним утром 22 июня армии 2-го Белорусского фронта провели разведку боем. Ночью советская авиация нанесла удар по скоплениям войск противника в тактической глубине немецкой обороны. В это время танковые части и полки САУ вышли на исходные позиции для наступления. На рассвете 23 июня мощный авиационный удар был нанесён по переднему краю немецкой обороны. В течение дня 4-я воздушная армия сделала 627 боевых самолето-вылета. Немецкая авиация в этот день активности не проявляла. 

Утром на реке Проня и окрестностях поднялся туман, поэтому артиллерийскую подготовку несколько перенесли. Артподготовка началась в 9 часов, вместо 7 часов. Советская артиллерия утюжила немецкие позиции два часа. Причем артподготовка была настолько эффективной (разведка провела хорошую работу по выявлению огневых точек и укреплений противника), что советская артиллерия подавила большую часть немецких огневых точек. В результате, когда советские войска начали форсировать реку Проня, им могли противодействовать только отдельные немецкие орудия и минометы. Причем они вели беспорядочный огонь.

Уже во время артподготовки усиленные роты, которые были выделены от каждого полка дивизий первого эшелона и прошли специальную подготовку, стремительно рванули вперёд и форсировали реку. Они преодолели проволочные заграждения, минные поля и без особых проблем захватили первую траншею противника. Немцы были ошеломлены ураганным артиллерийским огнем и не смогли оказать достойного сопротивления. Передовые роты, прижимаясь к огневому валу, ворвались во вторую, а на некоторых направлениях и в третью траншеи противника. 

Под прикрытием передовых подразделений саперы навели 78 штурмовых мостиков для остальных войск, проделали широкие проходы в минных полях и проволочных заграждениях, начали наводку переправ для артиллерии и танков. Ещё во время артподготовки главные силы полков, а затем и дивизий первого эшелона форсировали Проню. К концу артиллерийской подготовки советские войска заняли первую немецкую траншею, частично вышли во вторую и третью.

Отдельные батальоны 290-й и 222-й стрелковых дивизий настолько вырвались вперёд, что ворвались в четвертую траншею противника. В 10 часов по четырем 60-тонным переправах (их навели в полосе каждого корпуса 49-й армии) начали переправу танки, САУ. Правда, две переправы были повреждены, это замедлило переправу бронетехники. Однако в целом пехота получила поддержку танков и самоходок. Бронемашины вошли в боевые порядки пехоты и поддержали наступление. 

Немецкое командование, оправившись от первого шока, стало вводить в бой тактические резервы. Немцы постоянно контратаковали силами от роты до батальона при поддержке 8-12 танков и штурмовых орудий. Однако советские войска продолжали громить оборону противника и за первые три часа наступления продвинулись на 4-6 км вглубь немецкой обороны. Немецкие пленные сообщали о страшных потерях. В немецких ротах, которые в начале сражения насчитывали 80-100 бойцов, осталось по 15-20 человек. 

К 16 часам советское командование вело в бой дивизии второго эшелона. Однако это уже не могло дать ощутимого результата. Артиллерия и танки, из-за проблем на переправах, отставали от передовых частей. Поддержка пехоты артогнём ослабела, а немецкое сопротивление возросло. К концу дня армия Гришина прорвала главную полосу обороны противника на глубину до 5-8 км на фронте в 12 км. Пока 49-я армия прорывала немецкую оборону, 33-я и 50-я армии вели локальные бои, сковывая резервы противника. 


Развитие наступления и прорыв оборонительного рубежа на реке Бася.

В течение ночи советское командование провело «работу над ошибками», приняв меры для поддержки наступающей пехоты артиллерией и танками, а также устраняло промахи в области обеспечения чёткого управления войсками. Утром 24 июня армия Гришина возобновила наступление. На правом фланге её поддерживал 154-й укрепрайон 33-й армии, на левом фланге — дивизии 121-го стрелкового корпуса 50-й армии. Наступлению предшествовал 30-минутный артиллерийский удар по очагам сопротивления противника. Ломая сопротивление немецких войск, и отражая контратаки, ударная группировка 2-го Белорусского фронта продолжала движение вперёд.

Немецкие войска потеряв промежуточные позиции, потерпев неудачу в ходе многочисленных контратак, начали отход на второй оборонительный рубеж — западный берег реки Бася. В этот же день командование немецкой 4-й армии попросило разрешение на отвод войск на позицию по Днепру, но командование группы армий «Центр» категорически отклонило эту просьбу. 

Немецкая авиация попыталась сдержать наступление советских дивизий. Группы по 10-15 машин стали атаковать боевые порядки наступающих советских войск. Однако советские истребители и зенитная артиллерия отразили эти атаки. Одновременно самолеты 4-й воздушной армии продолжали наносить удары по отходящим колоннам, по районам скопления живой силы и техники противника. Бомбардировщики нанесли удары по резервам и складам противника в районе Шклова, Могилёва и по переправам через реку Днепр. В этот день было сделано 873 самолето-вылета.

Советское командование сформировало мобильные отряды, которые получили задачу выйти к реке Бася, захватить переправы и плацдармы. Передовые отряды дивизий, уничтожая по пути небольшие разрозненные группы противника и обходя его опорные пункты, двинулись к реке. Ударная группа фронта вклинилась в глубину обороны противника на 21 км, вышла к реке Бася на участке Черневка, Чернавцы. Передовые части начали форсировать реку и захватили четыре плацдарма. 

Таким образом, главная оборонительная полоса противника была прорвана, появилась угроза обхода с фланга немецких войск, которые оборонялись в полосе наступления 33-й и 50-й армий. Немецкое командование успело отвести войска с Прони на рубеж реки Бася и подтянуть подкрепления с запада. Ударная группа фронта (49-я армия) встретила серьёзное сопротивление. Поэтому было принято решение подтянуть основные силы армии, артиллерию, чтобы мощным ударом сломить сопротивления врага на рубеже реки Бася. Войска 33-й и 50-й армий в это время вели разведку боем и готовились к решительному наступлению по всему фронту. 

Ночью подтягивали артиллерию, танки, самоходки, подвозили боеприпасы, средства переправы и готовили плавсредства. Немецкое командование начало отвод тыловых частей и техники за Днепр. Одновременно для контрудара по ударной группировке стали из района Могилева перебрасывать части дивизии «Фельдхернхалле».

В 6 часов утра при поддержке артиллерии и авиации войска 2-го Белорусского фронта продолжили наступление, используя ранее захваченные плацдармы на правом берегу реки Бася. К 10 часам, преодолевая сопротивление неприятеля, четыре корпуса 49-й армии и подвижная группа фронта (её передали в состав ударной группировки фронта) форсировали реку, прорвали оборону противника и вышли к реке Реста. Здесь немцы успели подготовить промежуточный рубеж обороны. 

Немецкое командование, подтянув свежие части танко-гренадерской дивизии, усиленной различными отдельными подразделениями, организовало ряд сильных контратак. Немецкая пехота, при поддержке сильного артиллерийско-минометного огня и танков, оказывала ожесточённое сопротивление. Но советские войска продолжили наступление, хотя оно и замедлилось.

Войска ударной группы фронта повсеместно вышли к рубежу реки Реста и передовыми силами форсировали её. 50-я армия 25 июня также перешла в наступление, прорвала немецкую оборону, форсировала реку Проня и освободила районный центр Чаусы. 33-я армия особых успехов в этот день не имела. Советская авиация в этот день продолжала наносить сильные бомбово-штурмовые удары по войскам противника, всего было сделано 900 самолето-вылетов. Люфтваффе в этот день активности не проявляла. 

Таким образом, за три наступления войска 2-го Белорусского фронта продвинулись на 30 км, расширив прорыв до 75 км по фронту. Немецкое командование было вынуждено отводить главные силы к оборонительному рубежу на реке Днепр. 


5-й сталинский удар Самоходная установка StuG, атакованная штурмовиком Ил-2 на реке Бася при проходе по мосту

Самоходная установка StuG, атакованная штурмовиком Ил-2 на реке Бася при проходе по мосту


Развитие наступление.

Форсирование Днепра и штурм Могилёва.

26 июня войска 2-го Белорусского фронта форсировали реку Реста и прорвали немецкую оборону. Войска 33-й армии смогли прорвать немецкую оборону и стали развивать наступление на шкловском направлении. Войска 49-й и 50-й армии наступали на могилёвском направлении. Немецкие контратаки были отбиты и к концу 26 июня войска фронта вышли к Днепру. Брешь была расширена в глубину на 50 км и на 90 км по фронту. 

Части 33-й армии освободили районный центр Горки. Передовые соединения 49-й армии форсировали Днепр и захватили плацдармы. Была перерезана дорога Шклов — Могилёв. Советская авиация продолжала активно громить отходящие войска противника и наносить удары по немецким тылам. Кроме того, бомбардировщики и штурмовики сыграли большую роль в удержании плацдармов на Днепре, нанося мощные удары по вражеским войскам. Всего за день было сделано 1049 самолето-вылетов. Люфтваффе, как и в предшествующий день, ограничилось разведкой. 


5-й сталинский удар Уничтоженная в ходе наступления немецкая техника. Район Могилева

Уничтоженная в ходе наступления немецкая техника. Район Могилева


27 июня войска 2-го Белорусского фронта на широком фронте форсировали Днепр. Была перехвачена железная дорога Могилёв — Орша, начался штурм Могилёва. 33-я армия Крючёнкина, сбивая заслоны противника, заняла крупный населенный пункт Копысь и начала освобождение Шклова. 49-я армия Гришина форсировала Днепр главными силами севернее и южнее Могилёва. Частью сил армия продолжила наступление в западном направлении, частью — начала штурм Могилёва.

Подвижная группа фронта — 23-я гвардейская танковая бригада, 1434-й самоходно-артиллерийский полк, 13-я истребительно-противотанковая артиллерийская бригада, обошла Могилёв с северо-запада. Правый фланг 50-й армии Болдина принял участие в освобождении Могилёва, остальные силы вышли к Днепру и захватили два плацдарма на правом берегу. 


5-й сталинский удар Воины 49-й армии ведут бой на улицах МогилеваВоины 49-й армии ведут бой на улицах Могилева


Советское командование предложила немецкому гарнизону Могилёва капитулировать, но комендант Могилева не принял ультиматум. С 23 часов 27 июня до 10 часов 28 июня немецкий гарнизон Могилевского укрепрайона предпринял 6 контратак силой до полка при поддержке танков и САУ. Основной удар наносился вдоль шоссе Могилёв — Минск. Однако все попытки прорваться из «котла» были отражены с большими для немцев потерями. Для штурма Могилёвского укрепрайона были сформированы штурмовые отряды численностью 50-60 человек, включая саперов, их усилили танками, САУ, противотанковыми пушками и минометами. К 11 часам советские воины прорвались в центр города. Организованное сопротивление немецких войск было сломлено. Отдельные очаги сопротивления противника были ликвидированы к 18 часам 28 июня. 

Остатки немецкого гарнизона капитулировали. Немцы в ходе сражения за Могилев потеряли до 10 тыс. человек убитыми и пленными. В плен взяли 3,4 тыс. человек, включая коменданта Могилевского укрепрайона генерал-майора Г. Эрдмансдорфа и его штаб. Попал в плен и командир 12-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Бамлер. В сражении за Могилёв была уничтожена 12-я пехотная дивизия, понесла большие потери танково-гренадерская дивизия «Фельдхернхалле». Было уничтожено и захвачено 85 танков и штурмовых орудий, 430 орудий и минометов, более 600 пулеметов, более 2 тыс. автомашин и 45 складов. 

В этот же день освободили Шклов и Быхов. 29 июня советские войска продвинулись на запад ещё на 25 км и освободили более 500 населенных пунктов, включая районный центр — город Белыничи.


5-й сталинский удар Освобожденный Могилёв

Освобожденный Могилёв


Итоги.

В целом войска фронта решили поставленную Ставкой задачу. В ходе наступления 23-29 июня войска 2-го Белорусского фронта прорвали оборону противника на всю оперативную глубину, форсировали реки Проня, Бася, Реста и Днепр, освободили города Могилёв, Шклов и Быхов. Могилёвская группировка противника потерпела поражение. Немецкие войска начали отход за реку Березина. Немцы потеряли более 33 тыс. человек убитыми и пленными. Среди погибших был командир 39-го танкового корпуса генерал артиллерии Роберт Мартинек (он погиб в ходе авианалета 28 июня). При этом потери советских войск составили около 20 тыс. человек, включая 4 тыс. погибших.

В обороне южного фланга группы армии «Центр» была проделана большая брешь и созданы предпосылки для окружения минской группировки вермахта.


5-й сталинский удар Арка Славы в г. Могилёве!

Арка Славы в г. Могилёве


Уничтожение бобруйской группировки противника.

В соответствии с замыслом Ставки Верховного Главнокомандования на войска 1-го Белорусского фронта под командованием К. К. Рокоссовского была возложена важнейшая задача — разгром бобруйской группировки противника. Бобруйская операция должна была создать южную «клешню» огромного окружения, которое вело к поражению всей немецкой группы армий «Центр». Поэтому 1-й Белорусский фронт был наиболее мощный и многочисленный из участвовавших в операции «Багратион» фронтов. 


Замысел операции и советские силы.

Первоначально в операции принял участие только правый фланг 1-го Белорусского фронта. Советские армии должны были нанести удары по сходящимся направлениям из районов севернее Рогачёва и южнее Паричи, окружить и уничтожить вражеские войска в районе Бобруйска. Затем войска должны были наступать в общем направлении на Слуцк и Осиповичи. Сокрушение бобруйской группировки должно было способствовать общему поражению группы армий «Центр» и освобождению Белоруссии.

План К. К. Рокоссовского в целом представлял классические «канны». В состав рогачёвской (северной) группировки входили 3-я, 48-я общевойсковые армии и 9-й танковый корпус, южной — 65-я, 28-я армии, конно-механизированная группа и 1-й гвардейский танковый корпус. 3-я армия Горбатова, усиленная 9-м танковым корпусом, наступала из района севернее Рогачева и охватывала Бобруйск с севера. 48-я армия Романенко поддерживала наступление на Бобруйск и связывала противника. 65-я армия Батова, усиленная 1-м гвардейским танковым корпусом, наносила удар с юго-востока на северо-запад, постепенно поворачивая на север сторону Бобруйска. 28-я армия Лучинского и конно-механизированная группа наступали на запад, на слуцком направлении.

Перед началом операции была проведена перегруппировка сил. 3-я армия серьёзно сократила фронт. Армию Горбатова усилили 9-м танковым корпусом, 23-й зенитной дивизией, двумя бригадами артиллерии большой мощности, рядом артиллерийских полков. Фронт 48-я армии был увеличен до 98 км, вплоть до Рогачева. 65-я армия сократила свой фронт почти в три раза, до 28 км. Южнее между 65-й и 61-й армия была введена 28-я армия, которая прибыла из резерва Ставки Верховного Главнокомандования. В полосу южной группировки подтянули 4-й гвардейский кавалерийский корпус, 1-й гвардейский Донской танковый корпус и 1-й механизированный корпус. Сюда же перебросили 4-й артиллерийский корпус. Днепровская речная флотилии была сосредоточена на Березине, чтобы поддержать наступление корабельным огнем и помочь в форсировании реки. В результате на участках прорыва было достигнуто значительное превосходство в силах над вермахтом. 

В операции участвовали четыре общевойсковых армии: 3-я, 28-я, 48-я и 65-я армии, 9-й, 1-й гвардейский танковый корпус и конно-механизированная группа. Наступление также поддерживали Днепровская военная флотилия, 16-я воздушная армия и соединения авиации дальнего действия. Войска правого фланга 1-го Белорусского фронта насчитывали около 400 тыс. человек, более 10 тыс. орудий и минометов, около 1,3 тыс. танков и САУ. 


Германия.

На бобруйском направлении оборонялась 9-я армия (10 пехотных дивизий) под командованием генерала пехоты Йордана (с 27 июня генерал фон Форманн) и часть сил 4-й армии Типпельскирха (2 дивизии). В армейском резерве была охранная дивизия и 20-я танковая дивизия. Всего около 130 тыс. солдат и офицеров, более 350 танков и штурмовых орудий, около 2,5 тыс. орудий и минометов. С воздуха их поддерживал 6 воздушный флот (около 700 самолетов).

Немцы имели время для создания мощной, глубоко эшелонированной обороны. Её тактическая зона включала две полосы обороны. Дополнительно вдоль рек Добосна, Ола и Березина были заранее оборудованы оборонительные рубежи. Кроме того, целый укреплённый район создали вокруг Бобруйска. На территории в радиусе 20—30 километров от Бобруйска оборудовали два оборонительных рубежа. Первый проходил по западному берегу реки Ола и состоял из двух-трёх траншей. Второй оборонительный рубеж проходил по западному берегу реки Березина и состоял из одной-двух траншей. 

Сам Бобруйск был превращен в настоящую крепость, и без разрешения Гитлера его нельзя было оставить. Для защиты города оборудовали два обвода: внешний проходил в нескольких километрах от города, многие деревни были превращены в опорные пункты; внутренний подготовили непосредственно по окраине города. Подходы к городу прикрыли проволочными заграждениями и минными полями. Улицы были забаррикадированы, многие дома и подвалы приспособлены под огневые точки. На важных перекрестках улиц вкопали танки. Имелись и долговременные каменные и железобетонные огневые точки. Город имел сильную зенитную артиллерию. 


5-й сталинский удар Советский солдат осматривает подбитые танки Pz-4 20-й танковой дивизии в окрестностях Бобруйска

Советский солдат осматривает подбитые танки Pz-4 20-й танковой дивизии в окрестностях Бобруйска


Прорыв обороны противника.

В 6 часов утра 24 июня войска 3-й и 48-й армий после мощной артподготовки пошли в наступление. В 7 часов утра перешли в наступление пехоты и танки 65-й и 28-й армий. Советская авиация в начале Бобруйской операции не смогла нанести удар из-за плохих метеорологических условий. Самолеты, уже готовые к вылету, вынуждены были остаться на аэродромах. Авиация смогла нанести первый массированный удар только в 12 часов, когда улучшилась полгода. Однако авиация действовала весьма активно и сделала в этот день 2465 вылетов.

Наступление 3-й и 48-й армий развивалось медленно. Ударная группа 3-й армии Горбатова, наступая на фронте Озеране, Костяшово, встретила серьёзное сопротивление противника. Немцы постоянно контратаковали. Здесь немецкое командование использовало свой главный резерв — 20-ю танковую дивизию. Соединения 35-го и 41-го стрелковых корпусов смогли захватить только первую траншею, а затем вынуждены были перейти к обороне. Наступление 48-й армии Романенко также столкнулось с трудностями. Здесь основное препятствие создала природа — переправу пехоты и средств усиления (особенно танков) сильно осложнила широкая, болотистая пойма реки Друть. Части 42-го и 29-го стрелковых корпусов только после двухчасового тяжелого боя смогли занять первую траншею. К обеду войска 48-й армии захватили и вторую траншею, но дальше продвинуться не смогли.

Более успешно наступали войска 65-й и 28-й армий. 65-я армия Батова прорвала оборону противника. Батов с учётом того, что в хорошо проходимом районе Паричей оборона противника была плотной, сместил удар несколько к юго-западу, через болото. Болото считалось непроходимым, это направление немцами охранялось плохо. Через трясину проложили гати, и 65-я армия прорвала оборону совершенно ошеломленного таким манёвром противника. 18-й стрелковый корпус под командованием генерал-майора Иванова уже в первой половине дня захватил пять траншей противника и к 13 часам углубился в расположение обороны противника на 5-6 км, захватив сильные опорные пункты в Раковичах и Петровичах. Вечером генерал Батов ввел в бой 1-й гвардейский Донской танковый корпус Панова. Танкисты значительно расширили прорыв, заняли населенные пункты Гомза, Секиричи и стали выходить в тыл паричской группировки противника. 28-я армия Лучинского также пробила вражескую оборону. 

В результате войска 1-го Белорусского фронта прорвали фронт противника на смежных флангах 65-й и 28-й армий в глубину на 5-10 км и по фронту до 30 км. Введенный в бой 1-й гвардейский Донской танковый корпус углубил прорыв до 20 км и расширил его на флангах. Были созданы условия для ввода подвижной группы в полосе южной группировки фронта. Северная (рогачевская) группировка не смогла порвать немецкую оборону. Немецкое командование ввело в бой подвижный резерв (танковую дивизию) и удержало третью и четвертую траншеи. 

Утром 25 июня конно-механизированная группа (КМГ) под командованием генерал-лейтенанта Плиева начала выдвигаться на передовые позиции. КМГ получила задачу развивать наступление в северо-западном направлении, обойти бобруйскую группировку противника с запада. В состав КМГ входили 4-й гвардейский кавкорпус (9-я, 30-я, 10-я кавдивизии) и 1-й мехкорпус (35-я, 37-я, 19-я моторизованные бригады и 219-я танковая бригада). 

В 16.30 конно-механизированная группа прошла порядки 28-й армии и стремительно двинулась вперёд. Немцы уже не оказывали серьёзного сопротивления, разрозненные группы противника отходили на запад, минируя дороги, взрывая мосты и переправы. За первый день наступления КМГ прошла в глубь оборонительных порядков противника на 30 км, во второй день — на 40 км. Войска Плиева перехватили все пути, ведущие в Бобруйск с юга и юго-запада. 

Успех КМГ облегчил наступление 65-й армии. Армия Батова и 1-й гвардейский танковый корпус разгромили группировку противника в районе Паричей, вышли к Петровичам и Вороновичам, перерезав дорогу Бобруйск — Слуцк. Продолжая наступление и ночью, в полдень 27 июня танкисты вышли к реке Березина севернее Бобруйска. В результате бобруйскую группировку вермахта обошли с тыла и отрезали её пути отхода на запад. 28-я армия форсировала реку Птичь, освободила город Глуск и продолжала развивать наступление на запад. 


5-й сталинский удар карта3


Окружение бобруйской группировки.

В ночь на 25 июня бои в полосе наступления 3-й и 48-й армий продолжались с неослабевающей силой. Немцы пытались выбить вклинившиеся в их оборонительные порядки советские войска и восстановить положение. Однако советские войска отразили все вражеские атаки. 

Утром, после 45-минутной артподготовки, советские войска продолжили наступление. Генерал Горбатов, пытаясь ускорить прорыв обороны противника, бросил в бой две танковые бригады 9-го танкового корпуса. Наступление ускорилось, но полностью оборону противника прорвать не удалось. 48-я армия Романенко в этот день не добилась особых успехов. В результате армии Горбатова и Романенко все еще не могли прорвать глубоко эшелонированную оборону вермахта и вели упорные бои в полосе между реками Друть и Добрица. Рокоссовский потребовал бросить в бой все резервы и прорвать оборону противника, чтобы завершить окружение бобруйской группировки противника. 

Утром 26 июня после мощной артподготовки и бомбово-штурмового удара 9-й танковый корпус Бахарова прорвал оборону противника на реке Добрица. По пути советские танки настигли сплошные колонны противника их автотранспорта, артиллерии и обозов. Ведя огонь из орудий и пулеметов, танки ворвались в скопления противника. Немецкие солдаты разбегались или толпами сдавались в плен. В голове колонн немцы жгли машины, имущество, и расстреливали лошадей. Многочисленные очаги пожаров, разбитый автотранспорт, груды брошенного имущества и огромное количество трупов животных несколько замедлило продвижение советских войск. 

Танкисты быстро развили успех, овладели крупным населенным пунктом Барчица и, восстановив уничтоженную переправу через реку Добысна, двинулись дальше. В 17 часов 9-й танковый корпус взял Старцы. Части 48-й армии 26 июня освободили город Жлобин и продолжили наступление на запад. Утром 27 июня окружение бобруйской группировки противника было завершено. Части 9-го танкового корпуса соединились с 1-м гвардейским танковым корпусом. 


5-й сталинский удар уничтожение Бобруйской групперовки

5-й сталинский удар уничтожение Бобруйской группировки противника


Ликвидация окруженной бобруйской группировки. Освобождение Бобруйска.

«Котёл» имел протяженность 25-30 км с востока на запад и 20-25 км с севера на юг. В кольцо окружения попали части 35-го армейского и 41-го танкового корпусов (5 дивизий), и значительное число отдельных подразделений. Всего в окружение попало до 40 тыс. немцев (по другим данным — 70 тыс.). 

Рокоссовский возложил задачу ликвидации окруженной группировки на 48-ю армию генерал-лейтенанта Романенко, и 105-й стрелковый корпус 65-й армии. Остальные войска фронда должны были развивать наступление на запад и на северо-запад, с целью освобождения Слуцка и Минска. Так, 3-я армия развивала наступление в направлении Любоничи — Свислочь. 9-й танковый корпус должен был форсировать Березину и захватить Осиповичи. 65-я армия должна была своими главными силами развивать наступление на Осиповичи, Старые Дороги, а затем на Слуцк. 

Командующий 9-й немецкой армией, надеясь использовать недостаточную плотность кольца окружения, отдал приказ командиру 35-го армейского корпуса Лютцову: ««Во что бы то ни стало вывести войска из окружения», прорываясь на север или на северо-запад. Барон Лютцов решил пробиваться на север на соединение с 4-й армией. Всю лишнюю техники командующий приказ уничтожить, оставив только необходимую для боя. Однако приказ опоздал. Советские войска прочно перекрыли северное направление. А утром 28 июня советские войска уже вышли к реке Березина в районе Свислочь.

Во вторую половину дня 27 июня в «котле» были слышны сильные взрывы, стрельба и появились очаги пожаров. Немцы сжигали и взрывали технику, убивали скот. Одновременно немецкие войска силами до полка пехоты при поддержке 10-15 танков пытались прорваться на север. Части 9-го танкового корпуса отразили до 15 вражеских атак. В это же время, под прикрытием сильных арьергардов, сформированных из наиболее стойких солдат и решительных офицеров, немецкое командование создавало ударный кулак для прорыва на северном направлении. 

Советские самолеты-разведчики обнаружили большое скопление сил противника — до 150 танков и штурмовых орудий, более 1 тыс. орудий разных калибров, до 6 тыс. автомашин, сотни тягачей и т. д. Командование 1-м Белорусским фронтом не успевало перебросить в район обороны 9-го танкового корпуса пехоту. Поэтому было принято решение нанести мощный авиаудар по скоплению живой силы и техники противника. В 19 часов 27 июня в воздух подняли 526 машин. В течение часа советские самолеты бомбили и расстреливали колонны противника. Поднимались в воздух склады с боеприпасами, горели целые автоколонны. В немецких порядках началась паника. Управление было потеряно. Солдаты бросали оружие и разбегались, некоторые пытались вплавь форсировать Березину и попасть в Бобруйск. Но и здесь попадали под фланговый огонь. Другие бежали в лес и начали сдаваться в плен. В результате район, попавший под воздействие авиации 16-й воздушной армии, представлял страшную картину. Тысячи трупов немецких солдат и командиров, груды разбитой, сожженной и брошенной техники, оружия. 


5-й сталинский удар Колонна немецкой техники, уничтоженная на дороге под Бобруйском


5-й сталинский удар1


5-й сталинский удар2


5-й сталинский удар4


5-й сталинский удар5


5-й сталинский удар6


5-й сталинский удар7


5-й сталинский удар3

Колонна немецкой техники, уничтоженная на дороге под Бобруйском


После завершения бомбардировки войска 48-й армии перешли в наступление по всему фронту. Часть немецких войск, особенно части СС и подразделения, которые менее всего пострадали от воздушного удара, оказывали упорное сопротивление. Однако общего фронта уже не было. Части 29-го, 42-го и 53-го стрелковых корпусов быстро расчленили силы противника и, уничтожая отдельные очаги сопротивления, быстро двигались к Березине. Немецкие солдаты группами по 100-300 человек вместе со своими командирами стали сдаваться в плен. Среди пленных был и командир 35-го армейского корпуса фон Лютцов. Только незначительная часть группировки смогла сбежать в Бобруйск. 

К 13 часам 28 июня соединения 3-й и 48-й армий завершили уничтожение остатков окруженной группировки, и вышли к реке Березина. За два дня боев восточнее Бобруйска было убито и пленено более 16 тыс. немцев. В качестве трофеев было захвачено около 700 орудий и минометов, около 4 тыс. автомашин, 20 сладов с боеприпасами и т. д. 

Уничтожение немецкого гарнизона Бобруйска началось одновременно с разгромом окруженной группировки немцев юго-восточнее города. Город первоначально обороняло около 10 тыс. солдат и офицеров. Но, гарнизон постоянно пополнялся за счёт остатков разбитых дивизий 35-го армейского и 41-го танкового корпусов. Здесь нашли укрытие солдаты остатков 6 пехотных, одной танковой, одной зенитной дивизий, полка связи, нескольких охранных и других батальонов. Руководил гарнизоном комендант города генерал-майор Гаман.

Уже 27 июня части 1-го гвардейского Донского танкового и 105-го стрелкового корпусов организовали первый штурм города, но успеха не добились. Ночью на окраинах Бобруйска шли упорные бои. Однако немцы яростно отбивались, и сдаваться не хотели. Советское командование провело перегруппировку сил и готовилось к новому штурму. Удары планировали нанести с запада, юга и севера. 

Однако, в это время разведка сообщила о концентрации сил противника в северной и северо-западной частях города. Немцы ослабили сопротивление на окраинах, отвели войска в центр города и готовились к прорыву. По показаниям пленного, Гамен отдал приказ: «Бобруйский гарнизон сегодня ночью оставляет город и прорывается на северо-запад. Первыми перейдут в атаку ударные штурмовые офицерские батальоны». Поэтому советское командование перебросило на северо-западное направление дополнительные силы артиллерии. 

В ночь на 29 июня 356-я стрелковая дивизия 105-го корпуса (65-я армия) подверглась сильно артиллерийско-минометному обстрелу, а после него немецкая пехота при поддержке оставшихся танков 20-й танковой дивизии пошла в яростную атаку. Впереди были офицерские цепи. Однако советские войска были наготове. Артиллерия и гвардейский минометный дивизион практически полностью уничтожили передовые колонны противника. Немцы понесли огромные потери и откатились. 

В 2 часа ночи немцы пошли на новый штурм советских позиций. Это была безумная атака. Немцы были одурманены алкоголем и, невзирая на страшные потери от огня советской артиллерии и пулеметов, рвались вперёд. Местами они провались к советским позициям. Советские воины расстреливали противников в упор и отражали их атаки штыками. Ночью разгорались кровавые рукопашные схватки. В течение часа шёл ожесточенный бой. Немецкие войска, ценой колоссальных потерь, смогли вклиниться в оборону советской дивизии. 

В 4 часа утра корпуса 48-й армии при поддержке сильного огня артиллерии форсировали Березину и ворвались в восточную окраину города. Немцы по-прежнему оказывали жестокое сопротивление. Одновременно советские войска возобновили наступление на южном и западном направлениях. Шли упорные бои, многие дома приходилось брать штурмом. 

Около 8 часов немецкая группировка численностью около 8 тыс. солдат пошли на третий штурм позиций 356-й дивизии. Ценой больших потерь немцы смогли пробить несколько небольших коридоров. Их отступающие массы буквально расстреливали продолжавшие обороняться бойцы 356-й дивизии. Однако этот прорыв не имел смысла. Все пути отхода на север и запад были уже перерезаны, крупные силы советских войск ушли далеко вперёд. Всего прорвалось около 5 тыс. человек под началом командира 41-го танкового корпуса генерал-лейтенанта Хоффмайстера. Немцы пытались пробиться по шоссе на Осиповичи. Но вскоре были блокированы и частью уничтожены, частью — сдались в плен. 

С прорывом группировки Хоффмайстера оборона Бобруйска сильно ослабла. К 10 часам 29 июня советские войска полностью освободили город. В итоге войска 1-го Белорусского фронта заняли Бобруйск — важный узел коммуникаций и «крепость», которая прикрывала дорогу на Минск и Барановичи. 


 Итоги.

Поставленная Ставкой задача была решена. Красная Армия уничтожила бобруйскую группировку противника, создав условия для стремительного наступления на Минск. Оба фланга группы армий «Центр» были открыты. К концу 29 июня советские войска продвинулись на 110 км. 

За шесть дней тяжелых боев немцы понесли огромные потери. Было разгромлено два корпуса, их командиры попали в плен. Погибло около 50 тыс. солдат и офицеров противника, в плен попало более 23 тыс. человек. Были захвачены больше трофеи. 


5-й сталинский удар освободители


5-й сталинский удар освободители1

Парад 96-й гвардейской стрелковой дивизии в Бобруйске


Освобождение Полоцка.

Успешно завершив Витебско-Оршанскую операцию, войска 1-го Прибалтийского фронта без оперативной паузы приступили к выполнению Полоцкой наступательной операции. Основной целью этой операции был разгром полоцкой группировки немецких войск и освобождение города Полоцка. Удар 1-го Прибалтийского фронта одновременно с решением серьёзных оперативных задач в своей полосе наступления обеспечивал с северного направления движение трех Белорусских фронтов, наступающих по сходящимся направлениям на Минск.


План операции.

Советские силы. Войска 1-го Прибалтийского фронта под командованием генерала армии И. X. Баграмяна, завершив совместно с правым крылом 3-го Белорусского фронта 28 июня Витебско-Оршанскую операцию (ссылка), в соответствии с замыслом Ставки ВГК должны были без оперативной паузы приступить к следующей операции. Войска фронта после захвата сильных опорных пунктов у Оболя, Каменя и Лепеля наступали в двух направлениях: в западном на Глубокое и северо-западном — на Полоцк.

Особое беспокойство у советского командования вызвал Полоцк. После проведения успешной Витебско-Оршанской операции полоцкая «крепость» нависала над флангом 1-го Прибалтийского фронта и представляла значительную угрозу. Советское командование планировало нанести одновременные удары по трем сходящимся направлениям на Полоцк. Главные удары должны были нанести войска правого фланга 6-й гвардейской армии, обходя Полоцк с юго-запада, и силы левого фланга 4-й ударной армии в направлении на Котляны, Поздняки, с целью обойти Полоцк с северо-запада. Вспомогательный удар наносили части 1-го танкового корпуса западнее Полоцка в направлении города Дисна. Танковый корпус должен отвлечь на себя часть сил полоцкой группировки противника и отрезать путь её отхода на запад. Основные силы 6-й гвардейской армии вместе с 43-й армией наступали в направлении Глубокое, Свенцяны.

В операции участвовали войска 4-й ударной армии под командованием П. Ф. Малышева, 43-й армии А. П. Белобородова, 6-я гвардейская армия И. М. Чистякова. С воздуха операцию поддерживала 3-я воздушная армия Н. Ф. Папивина. 


5-й сталинский удар Советская колонна на улице освобожденного Полоцка

Советская колонна на улице освобожденного Полоцка


Германия. Советским войскам противостояли: войска 3-й танковой армии под командованием генерал-полковника Георга Райнхардта из состава группы армий «Центр», соединения 16-й армии под командованием генерала артиллерии Христиана Ханзена (она входила в группу армий «Север»). 

Сам Полоцк был превращен в «крепость». На подступах к нему была оборудована оборонительная полоса «Тигр». В оборонительную линию входили многочисленные озера и болота, что ухудшало возможности противника по использованию тяжелой техники. Сам Полоцк защищал рубеж круговой обороны. Всего в состав полоцкой группировки вермахта входило шесть пехотных дивизий. В ходе сражения было переброшено ещё несколько пехотных и охранных дивизий, а также отдельных специальных частей. 


5-й сталинский удар Советские солдаты в бою на улице города Полоцка

Советские солдаты в бою на улице города Полоцка


Наступление советских войск.

Развитие наступления в западном направлении. В течение 29 и 30 июня войска 1-го Прибалтийского фронта продолжали развивать наступление на западном и северо-западном направлениях. К исходу 30 июня левое крыло 4-й ударной армии Малышева — 83-й и 100-й стрелковые корпуса, вышли на рубеж реки Сосница на участке фронта Котляны, Прудок. Части 22-го гвардейского стрелкового корпуса вышли на линию Прудок, Горяны. Наступающие войска встречали серьёзное сопротивление противника. 

6-я гвардейская армия Чистякова двумя стрелковыми корпусами — 103-м и 23-м гвардейским, за два дня прошла 15-18 км и вышла на рубеже Ржавица, Заскорки, Рябыши. Во время наступления советским войскам приходилось отражать сильные контратаки противника. 2-й гвардейский корпус особого сопротивления не встречал и двигался в западном направлении. 

На участке 43-й армии Белобородова на правом крыле были введены в бой 60-й и 92-й стрелковые корпуса, которые подошли после ликвидации витебской группировки противника. Наступающие войска особого сопротивления противника не встречали, уничтожая разрозненные немецкие отряды. 

1-й танковый корпус два дня направлял основные усилия на то, чтобы перехватить железную дорогу Молодечно — Полоцк и занять город Дисна. Части корпуса сильно задержались во время переправ через реки Западная Двина, Улла и другие, поэтому смогли начать наступление только 28 июня. В этот день танки при поддержке пехоты заняли Камень, 29 июня — Ветрино, перерезав железную дорогу Молодечно — Полоцк. 30 июня корпус получил задачу основными силами очистить район, и одной танковой бригадой продолжать наступление на Дисну. Задачу корпус выполнил частично. 30 июня 159-я танковая бригада захватила Дисну. 1 июля советские танкисты форсировали Западную Двину и захватили плацдарм. Остальные части корпуса наступали в боевых порядках 2-го гвардейского и 60-го стрелковых корпусов. 

Немецкое командование, стараясь остановить наступление советских войск, 30 июня бросило в сражение свои оперативные резервы — 201-ю и 221-ю охранные дивизии. Кроме того, с идрицкого направления были переброшены 290-я и 81-я пехотные дивизии, их направили в район Полоцка, а с псковского направления — 212-ю пехотную дивизию, её перебросили в район Лепель. Одновременно немецкое командование усиленно подчищало свои тылы и бросало в бой всё, что можно. На передовую направили четыре охранных, шесть саперно-строительных, четыре штрафных батальона, школу унтер-офицеров 3-й танковой армии и несколько других специальных соединений. Практически все части приходилось бросать в бой с ходу, без подготовки позиций, часто отдельными соединениями. Поэтому немецкие войска несли большие потери, некоторые подразделения были уничтожены полностью. 

Особое внимание немецкое командование оказывало полоцкому направлению. Сюда, кроме оборонявшихся здесь 205-й и 24-й пехотных дивизий, направили 290-ю и 81-ю дивизии. Немцы хотели любой ценой удержать Полоцк, как важную «крепость» и узел коммуникаций. В районе Дисны, Германовичей и Глубокого защищались остатки разбитых 252-й и 95-й пехотных дивизий. А также части подошедших на помощь 212-й пехотной, 201-й и 221-й охранных дивизий. Однако хорошо подготовленные немецкие оборонительные рубежи были уже прорваны (кроме полоцкого направления), вновь подошедшие дивизии имели невысокую боевую ценность, у них не было времени, чтобы закрепиться, поэтому наступление советских войск успешно развивалось. Были освобождены Дисна и Германовичи. 

Оценив обстановку, комфронта Баграмян решил правым флангом 1 июля нанести удар на полоцком направлении и к исходу дня освободить город, а левым флангом продолжать наступление на Глубокое. Левый фланг 4-й ударной армии — 100-й и 83-й стрелковые корпус, наступал с рубежа реки Сосница в общем направлении на Поздняки — Полоцк. 22-й гвардейский стрелковый корпус наносил удар вдоль северного берега Западной Двины, в общем направлении Горяны — Полоцк. Войска 6-й гвардейской армии — 23-й гвардейский стрелковый корпус, наступал из района озера Усомля в направлении южной окраины Полоцка. 

2-й гвардейский стрелковый корпус из состава 6-й гвардейской армии (левый фланг армии) наносил удар в направлении Германовичи, Шарковщина. Войска 43-й армии должны были к исходу 1 июля выйти на рубеж оз. Мнюта, Гвоздово, Крулевщина, Докшицы.


5-й сталинский удар карта4


Освобождение Полоцка.

Утром 1 июля войска 4-й ударной армии и 6-й гвардейской армии перешли в наступление. Немецкие войска, опиравшиеся на серьёзные позиции, упорно сопротивлялись, контратаковали. Однако к концу дня 100-й и 83-й стрелковые корпуса продвинулись на 20 км. 22-й гвардейский стрелковый корпус вышел на ближние подступы к городу. Наступление 23-го гвардейского корпуса развивалось медленнее. Он продвинулся на 4-5 км. 

2 июля армия Малышева прошла 10 км и перехватила железную дорогу Полоцк — Идрица. Воины 22-го гвардейского корпуса пробились на восточную окраину Полоцка. Части 23-го гвардейского корпуса, отражая яростные контратаки противника, очистили от немцев левобережную часть города. 51-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием генерал-майора Черникова вышла к западной Двине. Гитлеровцы взорвали железнодорожный мост, который связывал южную и северную часть города. Однако деревянный мост, хоть и был подготовлен к взрыву, оставили, чтобы иметь возможность перебрасывать войска из одной части города в другую. 

Выйдя к реке, гвардейцы обнаружили, что взорвана лишь средняя часть моста, да и пролеты утонули не полностью. Воспользовавшись этим, советские воины форсировали реку и захватили небольшой плацдарм. Одновременно части 51-й гвардейской дивизии захватили деревянный мост, уничтожив его охрану. По мосту смогли переправить две стрелковые роты, два танка, часть батальонных и полковых орудий. Советские войска захватили ещё один плацдарм. После этого мост немцы взорвали, но было уже поздно.


5-й сталинский удар Памятник 23-м воинам-гвардейцам (1989)

Памятник 23-м воинам-гвардейцам (1989)


5-й сталинский удар 152-мм гаубица образца 1943 года около здания Музея боевой славы в Полоцке

152-мм гаубица образца 1943 года около здания Музея боевой славы в Полоцке


3 июля, используя ранее захваченные плацдармы, советские войска форсировали реку и начали освобождение центральной части города. Наступление 51-й гвардейской дивизии нарушило всю систему немецкой обороны в Полоцке. Советские войска смогли прорваться там, где немцы их ожидали менее всего. 

Успешное наступление 51-й гвардейской дивизии облегчило продвижение 22-го гвардейского стрелкового корпуса с восточного направления. Весь день 3 июля и в ночь на 4 июля шли упорные бои. Немецкое командование, стремясь удержать Полоцк за собой, организовывало сильные контратаки. Только 3 июля немцы в самом городе предприняли до 10 атак силами от роты до батальона, поддерживая пехоту огнем артиллерии танками и штурмовыми орудиями. К утру 4 июля Полоцк был очищен от гитлеровцев. 

Большую роль в освобождении Полоцка сыграла советская авиация. Самолеты 3-й воздушной армии в этот день сделали 756 самолето-вылетов. Причем большая часть ударов пришлось по позициям противника в районе Полоцка. Немецкая авиация ограничивалась разведкой. 


5-й сталинский удар8


5-й сталинский удар9


5-й сталинский удар Советские солдаты проходят через освобожденный Полоцк

Советские солдаты проходят через освобожденный Полоцк


Развитие наступления на запад.

1 июля части 2-го гвардейского корпуса при поддержке двух танковых бригад танкового корпуса освободили Германовичи. 3 июля воины 92-го стрелкового корпуса и 1-го танкового корпуса заняли Глубокое. Затем 1-й танковый корпус был сосредоточен в районе Шарковщина с целью перегруппировки сил, приведения в порядок и подготовки к дальнейшему наступлению.

После освобождения Германовичей и Глубокого советские войска продолжали быстрое движение в западном направлении, уничтожая разрозненные группы немецких сил. К исходу 4 июля части 103-го стрелкового корпуса, разгромив отельные подразделения противника юго-западнее реки Дрисса, вышли на линию Труды, Кисляки. 2-й гвардейский корпус дошёл до рубежа Опса, озеро Дрибяты. Войска 43-й армии 2 июля освободили Докшицы, 4 июля Дуниловичи, Мядель. К концу операции они вышли на рубеж Мядель, озеро Нарочь, Курополе, Козяны. 

Необходимо сказать, что большую помощь в развитии Полоцкой операции оказали партизанские отряды. Советские партизаны перехватывали и уничтожали разрозненные группы противника, а иногда атаковали даже крупные колонны отступающих немецких войск. 


Итоги операции.

Операция завершилась полной победой советских войск. За шесть дней Полоцкой операции войска 1-го Прибалтийского фронта продвинулись на 120—140 км. Среднесуточный тем наступления составлял 20-23 км. В результате успешных боевых действий советские армии освободили от гитлеровцев около 6000 населенных пунктов, включая города Полоцк, Глубокое, Докшицы, Дисна. 

Было обеспечено всё правое крыло участвующих в операции «Багратион» фронтов. Угроза для фланга 1-го Прибалтийского фронта была ликвидирована. Выход на новые рубежи открыл для фронта новые возможности на двинском и свенцянском направлениях

Полоцкая группировка вермахта потерпела поражение. Немецкие войска потеряли около 44 тыс. человек убитыми и пленными (около 37 тыс. человек погибли. 7 тыс. солдат и командиров взяли в плен). Было уничтожено более 350 орудий и минометов, 78 самолетов, около 1,5 тыс. автомашин и много другого имущества. В качестве трофеев советские войска захватили около 400 орудий и минометов, 1093 пулемета, более 1800 автомашин и другую технику и имущество. 

Жертвой советского наступления стал командующий группой армий «Север» Георг Линдеман. В связи с большими успехами Красной Армии в полосе обороны группы армий «Центр» и серьёзным ухудшением позиций группы армий «Север», он предложил отвести войска. Однако А. Гитлер отклонил это предложение. Кроме того, Линдеман не смог организовать успешное контрнаступление на юго-восточном направлении, которое предложил Гитлер. Поэтому 2 июля фюрер снял Линдемана с занимаемой должности и назначил на его место генерал-полковника Йоханнеса Фрисснера.

Наметилось следующее направление наступление 1-го Прибалтийского фронта — на Каунас. В связи с этим состав фронта изменили. По решению Ставки Верховного Главнокомандования, 3 июля в состав 1-го Прибалтийского фронта включили 39-ю армию (была в составе 3-го Белорусского фронта), 2-ю гвардейскую армию и 51-ю армию (они прибыли из Крыма). А 4-ю ударную армию 4 июля передали в состав во 2-й Прибалтийский фронт. В результате 1-й Прибалтийский фронт был серьёзно усилен и включал не три, а пять армий.


Освобождение Минска.

Одним из ключевых этапов Белорусской стратегической операции 1944 года стала Минская операция (29 июня — 4 июля 1944). Она была проведена силами 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов при содействии 1-го Прибалтийского фронта. Операция была проведена с целью окружения и уничтожения минской группировки вермахта и освобождения Минска, столицы Белоруссии. 


5-й сталинский удар10


Ситуация к началу операции. План операции.

В результате осуществления Витебско-Оршанской, Могилевской и Бобруйской операций 1944 г. 4-я армия и часть сил 9-й армии немецкой группы армий «Центр» под командованием Вальтера Моделя (он сменил Эрнста Буша 28 июня) оказались глубоко охваченными советскими войсками. Немецкое командование перебросили несколько свежих соединений, включая 4-ю, 5-ю и 12-ю танковые дивизии.

К исходу 28 июня войска 1-го Прибалтийского фронта под командованием И. Х. Баграмяна вели боевые действия в районе Полоцка, на рубеже Дретунь, восточнее Ушачи, Лепель. Части 3-го Белорусского фронта под командованием И. Д. Черняховского выходили к реке Березина, охватывая немецкие войска с севера. Войска 2-го Белорусского фронта под командованием Г. Ф. Захарова теснили врага с востока. Войска 1-го Белорусского фронта под командованием К. К. Рокоссовского, взломав оборонительные рубежи немецких войск на Березине и охватывая его с юга, пробились на рубеж Свислочь, Осиповичи, Старые Дороги, Копаткевичи, далее вверх по реке Припять. Подвижные соединения фронтов, действовавшие в районах Борисова и Осиповичей, располагались в 100 км от Минска.

После крушения северного и южного флангов под Витебском и Бобруйском, немецкая 4-я армия оказалась под угрозой окружения. Фланги 4-й армии оказались практически неприкрытыми. Командующий армией генерал К. фон Типпельскирх отдал приказ об общем отступлении через реку Березину к Минску. Однако единственным путём к отходу была дорога Могилев — Березино. Тыловые части, обозы, войска и техника просто не могли оторваться от советских войск. Они подвергались постоянным ударам советской авиации и атакам партизан. Тому же ситуация осложнялась тем, что к отступающим войскам присоединились многочисленные группы солдат из соединений, разбитых на других участках фронта, включая солдат разгромленной витебской группировки. Поэтому переправа немецких войск по единственному мосту через Березину шла медленно и сопровождалась большими жертвами. При этом давление со стороны армий 2-го Белорусского фронта было небольшим, так как в планы советского командования не входило быстрое выдавливание немецких войск из возможной зоны окружения. 

Ставка Верховного Главнокомандования 28 июня поставила задачу окружить и уничтожить минскую группировку противника. Войска левого крыла 3-го Белорусского фронта и правого крыла 1-го Белорусского фронта планировали нанести сильные удары по сходящимся направлениям на Минск. Одновременно войска 2-го Белорусского фронта продолжали наступление на запад. Войска трёх фронтов должны были окружить и уничтожить минскую группировку немецких войск. В то же время части 1-го Прибалтийского, правого крыла 3-го Белорусского и 1-го Белорусского фронтов должны были продолжить наступление на запад, сковывать войска противника, не давая им возможности прийти на помощь минской группировке, создать условия для дальнейшего наступления на шяуляйском, каунасском и варшавском направлениях.


5-й сталинский удар карта5


Наступление 3-го Белорусского фронта.

28 июня Ставка Верховного Главнокомандования приказала 3-му Белорусскому фронту с ходу форсировать Березину, и левым крылом, обходя опорные пункты противника, стремительно развить наступление на Минск, а правым крылом — на Молодечно. Основной удар на минском направлении наносили войска 11-й гвардейской и 31-й армий, 5-й гвардейской танковой армии и 2-го гвардейского танкового корпуса. При этом верховное командование, потребовало решительных и смелых действий от 5-й гвардейской танковой армии Ротмистрова, которая во время предшествующего наступления действовала медлительно. 

29 июня войска фронта передовыми отрядами захватили ряд плацдармов на Березине. При этом части 3-го гвардейского механизированного корпуса из состава Конно-механизированной группы Осликовского (КМГ) сбили заслоны противника на Березине и продвинулись на 5-10 км. 3-й гвардейский кавалерийский корпус КМГ встретил упорное сопротивление противника, был вынужден вести тяжелые бои, поэтому к концу 29 июня корпус только форсировал реку. В это же время части 5-й армии Крылова догнали КМГ и с ходу форсировали Березину, захватив ряд плацдармов. Быстрому продвижению соединений армии способствовали партизанские отряды, которые указывали наиболее удобные пути движения через леса и болота, охраняли переправы и прикрывали фланги движущихся колонн. 

11-я гвардейская армия Галицкого, встретив серьёзное сопротивление противника, продвигалась медленнее. Части армии были вынуждены весь день вести бои с сильными немецкими соединениями в районе Холопеничи — Крупки. Здесь сопротивление оказывали части немецкой 5-й танковой дивизии (её перебросили из района Ковеля) и остатки 14-й и 95-й пехотных дивизий. Немецкое командование старалось не допустить выхода советских войск Борисову, основному опорному пункты на Березине, который прикрывал минское направление. 


5-й сталинский удар Серьезно поврежденный танк Pz-4 5-й гитлеровской танковой дивизии

Серьезно поврежденный танк Pz-4 5-й гитлеровской танковой дивизии


5-я гвардейская танковая армия, наступая вдоль Минской автострады, вышла к Березине севернее Борисова. Используя успех танковой армии Ротмистрова и 2-го гвардейского Тацинского корпуса, войска 31-й армии Глаголева в течение дня продвинулись на 40 км, дошли до реки Бобр южнее Крупки. 

30 июня войска фронта вышли основными силами к реке Березине, и начали её форсировать. 5-я армия, развивая успех передовых отрядов, сломила оборону трех немецких дивизий, расширила плацдарм и прошла 8-15 км. 3-й гвардейский мехкорпус громя тылы противника, занял Плещеницы, перехватив дорогу Вилейка — Борисов. 3-й гвардейский кавкорпус также успешно наступал. В результате была создана угрозы флангу и тылу борисовской группировки. 

11-я гвардейская армия смогла сломить сопротивление противника, вышла к Березине и форсировала реку. Дивизии левого фланга выдвинулись к Борисову и завязали бои на юго-восточных подступах к городу. Одновременно танкисты Ротмистрова завязали бои северо-восточных и восточных подступах к городу. Дивизии 31-й армии Глаголева прошли более 30 км, Левое крыло 31-й армии пробилось к реке Березина. 


5-й сталинский удар Советская пехота в походной колонне. 3-й Белорусский фронт

Советская пехота в походной колонне. 3-й Белорусский фронт


Подвиг танкистов. В ночь на 30 июня 1944 года танковый взвод Павла Рака из состава 3-й гвардейской танковой бригады 3-го гвардейского танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии получил задачу ворваться в город Борисов и продержаться до подхода основных сил корпуса. Из четырёх танков взвода только танк Т-34 П. Рака смог прорваться через реку Березину в город. Второй и третий танки под началом старшего лейтенанта Кузнецова и лейтенанта Юнаева были подбиты ещё на подходе. Четвёртый танк капитана Селина прошёл по мосту на противоположный берег реки Березины, но был подбит и загорелся, экипаж погиб. Затем немцы взорвали мост.

В течение 16 часов экипаж, в него кроме командира входили механик-водитель Александр Петряев и стрелок-радист Алексей Данилов, вёл неравный бой. Прорыв советского танка вызвал панику у немецкого гарнизона и способствовал освобождению города 1 июля. Герои бились до последнего, уничтожая живую силу и технику врага, и пали смертью храбрых, когда против них бросили несколько танков и штурмовых орудий. Павел Николаевич Рак (1910 г. рождения), Александр Акимович Петряев (1925 г. рождения), Алексей Ильич Данилов (1923 г. рождения) были удостоены звания Героя Советского Союза. 

Судьба экипажа танка довольно характерна для этой великой эпохи. Павел Рак из крестьянской семьи, работал конюхом, трактористом, возглавлял тракторную бригаду. В Красной Армии с 1941 года. Окончил Саратовское танковое училище, участник Сталинградской битвы. Александр Петряев работал в колхозе, по достижению 18 лет в 1944 году призван в армию. Окончил полковую школу танкистов.

Алексей Данилов также родился в деревне. Работал трактористом, бригадиром тракторной бригады. В 1941 году оказался на оккупированной территории, его вместе с другими юношами и парнями отправлен в Германию, в рабство. Смог сбежать, два месяца пробирался по занятой врагом территории, вышел к своим. Окончил полковую школу танкистов. Из простых сельских пареньков Советский Союз выковал стальных воинов, которые не посрамили себя и Родину.


5-й сталинский удар Памятник экипажу Павла Рака в Борисове

Памятник экипажу Павла Рака в Борисове


Немецкое командование в течение дня организовало в районе Борисова несколько сильных контратак, но все они были отражены. Одновременно активизировались немецкие ВВС, группы по 18 самолетов пытались нанести удары по боевым порядкам советских войск и сорвать переправу через Березину. Однако советская авиация надежно прикрывала наши войска и не дала сорвать переправу. Было сбито 9 вражеских самолетов. В то же время советские бомбардировщики и штурмовики наносили мощные удары по войскам противника и скоплениям техники на дорогах Борисов — Плещеницы и Борисов — Логойск.

30 июня Ставка несколько сместила разграничительную линию между 3-м Белорусским и 1-м Прибалтийским фронтами на север. Поэтому командование фронта приказало 5-й армии Крылова развивать наступление в направлении Долгиново, Вилейка. КМГ Осликовского получила приказ взять Вилейку и Молодечно. 

В ночь на 1 июля части 11-й гвардейской и армии и 5-й гвардейской танковой армии освободили Борисов от гитлеровцев. Развивая успех, армия Галицкого продвинулась на 25 км. 5-я гвардейская танковая армия в течение дня основными силами переправлялась через Березину. 31-я армия форсировала Березину и частью своих сил приняла участие в боях за Борисов. 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус переправлялся через Березину. КМГ продолжала наступление и вела бой с немецкими войсками. 5-я армия заняла крупный населенный пункт Бегомль, перехватила шоссе Бегомль — Плещеницы.

1-я воздушная армия продолжала наносить мощные удары по скоплениям войск и техники противника, его тылам в районах Вилейка, Молодечно, Красное, Жодино, Смолевичи. Одновременно советская авиация прикрывала переправу войск фронта через Березину. За сутки самолеты армии сделали 2432 самолето-вылета. Было сбито 8 самолетов врага. 

Таким образом, к исходу 1 июля советские войска форсировали Березину, был захвачен плацдарм 110 км по фронту и 35 км в глубину. Фланг и тыл минской группировки вермахта, державшей фронт против 2-го Белорусского фронта, были открыты. Сильный опорный пункт немецких войск — Борисов, был захвачен. Борисовская группировка вермахта потерпела поражение. Потерпели поражение части 6-го армейского корпуса (3-я танковая армия), 27-го армейского корпуса (4-я армия), 5-й танковой дивизии противника, двух охранных дивизий, нескольких отдельных соединений (два полицейских полка СС, пулеметный полк СС и т. д.). Немцы потеряли убитыми и пленными более 35 тыс. человек (убитыми — более 22,5 тыс. человек, пленными — более 13 тыс.). Было уничтожено 173 танка и САУ, более 200 орудий и минометов, около 2,8 тыс. машин и другое оружие, техника и имущество. В качестве трофеев было захвачено 33 штурмовых орудия, более 100 орудий различных калибров, более 2 тыс. автомашин, 37 паровозов, 1365 вагонов, 107 складов с боеприпасами, продовольствием, снаряжением и другим военным имуществом. 


5-й сталинский удар Командующий 5-й гвардейской танковой армией П. А. Ротмистров

Командующий 5-й гвардейской танковой армией П. А. Ротмистров


Развитие наступления 3-го Белорусского фронта.

Освобождение Минска.

Немецкое командование, потерпев неудачу с созданием прочного рубежа обороны на реке Березина, и в районе Борисова, попыталось организовать сопротивление на реке Илия, на рубеже Логойск — Смолевичи. Чтобы подкрепить уже разгромленные части, в бой были брошены различные охранные, тыловые, полицейские, строительные и другие части. Немецкие войска действовали разрозненными отрядами по 100-300 бойцов, усиленных танками, штурмовыми орудиями и артиллерией. Не имея сил и возможности создать сплошной фронт, они старались оказать сопротивление в населенных пунктах, на узлах коммуникаций. Проводились срочные работы по оборудованию Минского укрепрайона. Немецкое командование всеми силами старалось задержать наступление советских войск севернее Минска и избежать катастрофы. 

Советские передовые отряды и подвижные соединения старались не ввязываться в затяжные бои, обходили узлы обороны, опорные пункты врага, прорывались в глубокий тыл, угрожая немецким гарнизонам окружением. 

2 июня передовые части КМГ форсировали реку Вилия и на рассвете вошли в города Вилейка и Курепец. После небольшого боя оба населенных пункта были освобождены от немцев. Одновременно другие части КМГ перерезали железную дорогу Минск — Вильнюс, и освободили город Красное. В результате были перерезаны пути сообщения, которые шли из Минска в Вильнюс и Лиду. Минская группировка была блокирована с северо-западного направления. Передовые части вышли к реке Нарочь. За сутки наступления части 3-го гвардейского механизированного корпуса прошли более 70 км. 

Соединения 5-й армии, громя отдельные части противника, прошли за день более 30 км, освободили от гитлеровцев 230 населенных пунктов, включая Будслав, Долгиново. 11-я гвардейская армия освободила Логойск и вела бои с немецкими войсками северо-западнее и западнее этого поселения. 5-я гвардейская танковая армия завершила переправу Березины и вышла в район Логойска. 31 армия прошла 25 км и вышла в район севернее Смолевичей. 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус, форсировав Березину, развил наступление севернее Минской дороги, освободил Смолевичи. К концу дня корпус сосредоточил силы к северу и югу от Смолевичей.

Советская авиация в этот день продолжала бомбить районы Минска и Молодечно. Было проведено 600 вылетов. На станции Молодечно подожгли шесть эшелонов противника. В воздушных боях и на аэродромах было уничтожено 11 немецких самолетов. 

Овладение войсками 3-го Белорусского фронта 2 июля населенными пунктами Вилейка и Красное имело стратегическое значение. Особенно с учётом того, что армии 1-го Белорусского фронта в это время овладели городами Столбцы, Городея, Несвиж, перехватив вражеские коммуникации, идущие на Брест и Лунинец. Таким образом, минская группировка противника была лишена важнейших коммуникаций, были созданы возможности для дальнейшей изоляции и окружения войск немецкой 4-й армии, части сил 3-й танковой и 9-й армий противника.

В ночь на 3 июля командующий фронтом генерал армии Черняховский дал ряд приказом командующим армиями и корпусами. Командир 3-го мехкорпуса должен был овладеть районом Сморгонь, Беница, Заскевичи и укрепиться на нём до подхода пехоты. 4 июля продолжать наступление на вильнюсском направлении. Конно-механизированная группа должна была занять район Молодечно. 5-я армия продолжить наступление на запад, выделить силы для закрепления на рубеже Вилейка. 11-я гвардейская армия также должна была развивать наступление на запад. Части танковой армии Ротмистрова, 31-й армии и 2-го гвардейского танкового корпуса получили задачу освободить Минск и продвинуться западнее города на 30 км. 

3 июля соединения 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса, 31-й армии и 5-й гвардейской танковой армии освободили Минск. Утром они завязали бой на северо-восточных и восточных окраинах Минска и уже в 7.30 прорвались в центр города. Через два часа боя столица Белорусской ССР была освобождена от гитлеровцев. В этот же день южной и юго-восточной окраин города достигли части 1-го гвардейского Донского танкового корпуса и 3-й армии 1-го Белорусского фронта. 


'Минск 3 июля 1944 года'. Художник Валентин Викторович Волков (1881-1964)

«Минск 3 июля 1944 года». Художник Валентин Викторович Волков (1881-1964) 


В результате был образован огромный «котёл», в который попала минская группировка вермахта, которая не успела отступить на запад. Соединения 3-го Белорусского фронта продвинулись на запад от Минска на 10-12 км. В Минске был оставлен один стрелковый корпус 31-й амии. 

Соединения 11-й гвардейской армии 3 июля продвинулись до 35 км. Были освобождены около 100 населенных пунктов, в том числе крупный районный центр Белорусской ССР город Радошковичи. 5-я армия решила поставленную командованием фронта задачу. КМГ не смогла выполнить поставленную командованием задачу. Она весь день вела тяжелые бои севернее Сморгони и на окраинах Молодечно. Немецкое командование, придавая большое значение железной дороге Минск — Молодечно как важнейшей коммуникации, сосредоточило в районе Молодечно 17-ю пехотную дивизию, которую перебросили из состава группы армий «Север». Правда, части дивизии вводились в сражение с ходу, неравномерно и частями, поэтому появление этой дивизии не могло повлиять на изменение оперативной обстановки. Однако наступление КМГ немцы притормозили. 

4 июня армии и корпуса 3-го Белорусского фронта продолжали наступление на запад. 5-я армия вышла на рубеж озера Нарочь. КМГ продолжала вести бои в районе Сморгоги и Молодечно. Из Молодечно немецкие войска постепенно выдавливали. 11-я гвардейская армия продвинулась в район Красного, железной дороги Минск — Красное. 


начальник штаба А.П. Покровский, командующий фронтом И.Д. Черняховский, член Военного совета В.Е. Макаров

Командование 3-го Белорусского фронта в штабе. Слева направо: начальник штаба А.П. Покровский, командующий фронтом И.Д. Черняховский, член Военного совета В.Е. Макаров


Уничтожение минской группировки противника.

Наступление 2-го Белорусского фронта и окружение немецких войск восточнее Минска.

Войска 2-го Белорусского фронта под командованием Г. Ф. Захарова в ходе Минской операции продолжали реализовывать задачу, которую Ставка поставила фронту ещё 31 мая 1944 г. 2-й Белорусский фронт должен был переправиться через Днепр и развивать наступление в направлении Могилев — Березино — Смиловичи. 28 июня эта задача была дополнена. Ставка Верховного Главнокомандования поставила задачу войскам 2-го Белорусского фронта не позднее 30 июня — 1 июля перейти реку Березина и быстро развивать наступление на минском направлении, не ввязываясь в бои с окруженными гарнизонами противника, которые останутся в опорных пунктах. Директива от 28 июня также ставила задачу не позднее 7-8 июля с соединениями 1-го Белорусского фронта и 3-го Белорусского фронта освободить Минск от гитлеровцев и выйти на западный берег реки Свислочь.


5-й сталинский удар11


29 июня советские войска на большом протяжении форсировали реку Друть и продолжили наступление на запад. Немецкое командование организовало ряд контратак на нашем правом фланге и в центре, но они были отражены. Войска 33-й, 49-й и 50-й армий продолжали наступления, окружая и уничтожая разрозненные группы противника. 

30 июня разбитые соединения немецких 27-го, 12-го армейских и 39-го танкового корпусов 4-й армии продолжали отход на запад. При этом сильные арьергарды противника по-прежнему предпринимали сильные контратаки силами от батальона до полка пехоты при поддержке танковых и штурмовых подразделений. На правом крыле советского фронта частично окруженные остатки дивизий 27-го армейского корпуса (включая 25-ю танко-гренадерскую дивизию) совершали контратаки с целью прорваться в западном направлении.

Войска 33-й армии под командованием Крюченкина вели бои по уничтожению группировки противника полуокруженной в районе восточнее и юго-восточнее Круча. Группировка противника состояла из разбитых частей 260-й, 110-й пехотной, 25-й танко-гренадерской и 287-й охранной дивизий, а также отдельных охранных и специальных подразделений. Немецкая группировка имела 40-50 танков и активно пыталась прорваться на запад. Левый и правый фланги армии Крюченкина продолжали наступление на западном направлении и частью сил форсировали реку Друть. 

Части 49-й армии под началом Гришина, ломая сопротивление арьергардов противника, которое было особенно сильным в районе Минского шоссе, продвинулись на 35-40 км. 50-я армия Болдина, преодолевая сопротивление немецких войск, двигалась в труднопроходимой лесисто-болотистой местности. К исходу 30 июня армия на различных направлениях продвинулась от 10 до 40 км и вышла на левом фланге к Березине. В целом наступление фронта развивалось успешно, немецкие арьергарды обходили или уничтожали, не снижая темпов наступления. Авиация фронта наносила мощные бомбово-штурмовые удары по скоплениям живой силы и техники противника в районе восточнее Березино.

1 июля войска фронта продолжали наступление на запад, сбивая и уничтожая немецкие заслоны и отдельные отряды, оставшиеся в советском тылу. В полосе наступления 33-й армии продолжались упорные бои с отступающими войсками противника. В центре ожесточенные бои шли в районе Погост, войска 49-й армии вышли к реке Березина и начали её форсировать. На левом фланге два корпуса 50-й армии форсировали Березину и развивали наступление в северо-западном направлении. 4-я воздушная армия продолжала бомбить и наносить штурмовые удары по противнику в районе западнее города Березино. За день было сделано около 600 самолето-вылетов.

2 июля 2-й Белорусский фронт продолжал успешное наступление. На правом крыле и в центре фронта приходилось отбивать многочисленные контратаки противника. В тылу уничтожали группы немецких войск, которые не успели отойти. Так, на правом крыле войска 33-й армии уничтожили в районе Ореховка батальонную группу противника усиленную танками и штурмовыми орудиями. В плен было захвачено до 300 солдат и офицеров противника. Советскими трофеями стало 8 танков, 12 многоствольных минометов и другое оружие, техника и имущество. 

49-я армия силами 69-го стрелкового корпуса форсировала Березину и завязала бой за город Березино. 81-й стрелковый корпус, наступавший вдоль Минского шоссе, овладел Погостом, Лешницей и к концу дня вышел к Березине, начав подготовку к переправе реки. 70-й стрелковый корпус также вышел к Березине и частью сил форсировал реку. 

Войска 50-й армии за день продвинулись на 18-40 км. Правый фланг армии вышел к Березине. Войска центра и левого крыла вышли к Минскому шоссе и заняли Червень. Передовой отряд был в 45 км от Минска. Вечером 2 июля Военный совет 2-го Белорусского фронта принял решение усилить 50-ю армию. Её передали 70-й стрелковый корпус, 64-ю и 199-ю стрелковые дивизии со средствами усиления из состава 49-й армии. 50-я армия получила задачу, сформировать основную ударную группировку армии на правом фланга и наступать вдоль Минской дороги. 5 июля 50-я армия должна была выйти к Минску. Город планировали освободить вместе с войсками 1-го Белорусского фронта. 


5-й сталинский удар12


Окружение минской группировки.

3 июля советские войска продолжали успешное наступление. Соединения 33-й армии завершили разгром немецкой группировки, которая состояла из остатков двух пехотных, танко-гренадерской дивизий и нескольких отдельных частей в районе лесов северо-восточнее Жуковца. Отдельные группы противника, бросив тяжелое вооружение и транспорт, бежали в западном направлении. Дивизии армии форсировали Березину. В результате ликвидации группировки противника было убито около 3 тыс. немецких солдат и офицеров, в плен попало около 100 тыс. человек. В качестве трофеев были захвачены 17 танков (включая 4 тяжелых танка «Тигр»), 20 штурмовых орудий, 120 полевых орудий, 52 многоствольных миномета, более 1,5 тыс. единиц автотранспорта, а также много другого оружия, техники и имущества. 

49-я армия по всему фронту форсировала Березину, освободила город Березино и продолжила наступление, громя заслоны противника. Была разгромлена группировка противника, состоявшая из частей двух дивизий (включая 78-ю штурмовую дивизию). Немецкие войска продолжали откатываться на запад, оказывая сопротивление с помощью групп прикрытия сформированных из автоматчиков, усиленных танками и САУ. К концу дня части 49-й армии продвинулись на 20-35 км. 

Части 50-й армии за день прошли до 45 км. Передовые отряды 38-го стрелкового корпуса пробились к восточным и юго-восточным окраинам Минска. 19-й стрелковый корпус перехватил пути отхода немецкой 4-й армии из района Смиловичи на западном и юго-западном направлениях. 121-й стрелковый корпус форсировал реку Березину и вышел в район Червень.

В результате войска 2-го Белорусского фронта форсировали реку Березина на всем ее протяжении, прошли за день от 25 до 45 км. Передовые отряды вышли к восточным окраинам Минска. В этот же день белорусская столица была освобождена от немецких оккупантов. Правое крыло, и центр фронта разбили две немецкие группировки. Немецкие войска продолжали быстро отступать на запад, пытаясь выскочить из кольца окружения, оказывая сопротивление сильными арьергардами. 

4 июля войска 33-й армии Крюченкина, сбивая заслоны противника, перекрыли немецким войскам северный путь отхода. Части 49-й армии Гришина, преодолевая сопротивления отдельных отрядов противника и труднопроходимую местность (леса и болота), развивали наступление на запад. Передовой отряд вышел в район севернее Смиловичей. 50-я армия Болдина в этот день частью сил продолжала движение на запад, частью сил наступала на север и северо-запад, отсекая противника от путей отхода на юг и юго-запад. В этот день из состава 1-го Белорусского фронта 2-му Белорусскому фронту передали 3-ю армию. 

Итоги пятидневного наступления войск 2-го Белорусского фронта.

Войска фронта форсировали реки Друть и Березина, прошли по труднодоступной местности до 150 км. За это время было уничтожено и пленено более 13 тыс. немецких солдат и офицеров, ликвидировано и захвачено большое количество оружия, техники и различного военного имущества. 

Войска 2-го Белорусского фронта окружили основные силы немецкой 4-й армии и начали их уничтожение. Одновременно часть сил фронта продолжала развивать наступление на запад. 

Большую роль в развитии успеха наступления войск Захарова сыграли партизанские соединения. Партизаны разрушали вражеские коммуникации, линии связи, устраивали засады и диверсии, чем значительно замедлили переброску сил и резервов противника. Немецкое командование было вынуждено выделить значительные силы для охраны тыла и путей сообщения. Также партизаны оказали войскам фронта большую помощь в поиске удобных путей движения, по разведыванию сил противника. Во время отхода немецких войск партизаны спасли много селений от уничтожения и сожжения.


5-й сталинский удар карта6


Наступление 3-го Белорусского фронта. Освобождение Минска и Слуцка.

В то время как части 48-й и 65-й армий завершали уничтожение бобруйской группировки противника, остальные армии фронта продолжали наступление на Минск и Слуцк. 3-я армия под командованием Горбатова наступала по линии Свислочь — Пуховичи. 65-я армия под началом Батова частью своих сил наносила удар по линии Осиповичи — Слуцк. 28-я армия Лучинского двигалась в общем направлении на Глуск, Любань и Погост. На стыке 65-й и 28-й армий наступала конно-механизированная группа Плиева (КМГ). 

Рокоссовский стремился развить успех Бобруйской операции, мощным ударом 3-й армии и 1-го гвардейского танкового корпуса на северо-запад охватить минскую группировку вермахта с южного направления, и в кратчайшие сроки во взаимодействии с силами 1-го и 2-о Белорусских фронтов завершить её окружение. Войска 65-й и 28-й армий должны были освободить Слуцк, не дав немецким войскам закрепиться на рубеже Минск — Слуцк и наступать в направлении Барановичей. 

Продвижение советских войск было очень быстрым. Немецкие войска были разбиты, и почти не оказывая сопротивления, небольшими группами отходили в сторону Минска и Слуцка. 28 июня были освобождены Свислочь, Осиповичи. КМГ, двигаясь по дорогам Бобруйск — Слуцк и Глуск — Погост, заняла Старые Дороги и передовыми силами вышла к Слуцку. Советские ВВС (16-я воздушная армия) оказывали сухопутным войскам большую поддержку, сделав в течение 27-28 июня более 2 тыс. вылетов. Авиация наносила удары по отступающим колоннам, узлам обороны противника. 

Стремясь как можно быстрее освободить белорусскую столицу, Рокоссовский приказал командующему 65-й армией ускорить движение 1-го Донского гвардейского танкового корпуса на северо-западном направлении и овладеть районом Пуховичи. Командующий 3-й армии получил приказ усилить 9-й танковый корпус мотопехотой, противотанковой артиллерией, минометами и быстро наступать в направлении Пуховичи — Минск. 

1-й гвардейский танковый корпус, двигаясь по шоссе на Пуховичи, первоначально сопротивление противника не встречал и к концу 29 июня вышел к реке Свислочь. Однако во время форсирования реки немцы нанесли сильный контрудар по советским войскам. Немецкое командование, пытаясь остановить охват Минска с юга, перебросило в этот район 12-ю танковую дивизию. Советское командование немедленно направило в этот район значительные силы авиации. Советские самолеты подвергли противника мощным ударом с воздуха, но сразу сломить сопротивление немцев не удалось. Немцы яростно контратаковали и вынудили советских танкистов отойти на исходное положение, форсировать реку с ходу не удалось. Только 2 июля оборона противника была сломлена. Гвардейцы на плечах противника ворвались в Пуховичи и освободили их. 


Танк Pz.Kpfw.IV 12-й танковой дивизии вермахта на Восточном фронте

Танк Pz.Kpfw.IV 12-й танковой дивизии вермахта на Восточном фронте


Войска 3-й армии вели тяжелые бои с немецкими войсками северо-восточнее Пуховичи, медленно двигаясь к реке Свислочь. Часть сил армии соединилась с войсками 2-го Белорусского фронта. 

3 июля в 13 часов части 1-го Донского гвардейского танкового корпуса вышли к юго-восточной окраине Минска. Самолеты 16-й воздушной армии, сопровождая движение танкового корпуса, нанесли сильный удар по южной окраине города, где противник, по данным разведки, готовился оказать серьёзное сопротивление. К 16 часам к городу вышли соединения 3-й армии. В результате войска 3-го Белорусского фронта совместно с силами 1-го и 2-го Белорусских фронтов приняли участие в освобождение Минска и завершили окружение минской группировки вермахта. 4 июля Ставка передала 3-ю армию в состав 2-го Белорусского фронта. 

В это время главные силы 3-го Белорусского фронта продолжали наступление на слуцком направлении. 29 июня основные силы КМГ вышли к Слуцку. Город был подготовлен к круговой обороне. Слуцк обороняло до двух полков пехоты усиленных танками. Немцы огнем артиллерии встретили передовые части КМГ. Активизировала свою деятельность немецкая авиация. Немецкие самолеты обстреливали дороги, наносили удары по Осиповичам, Старым Дорогам и Глуску. Плиев приказал утром 30 июня атаковать город с трёх направлений. Кавалерийские дивизии наносили удары с юга и севера, с востока их наступление поддерживал мехкорпус.

Утром 30 июня, после небольшого артиллерийского удара, советские войска перешли в наступление. 4-й гвардейский кавалерийский корпус сильными ударами прорвал оборону противника на флангах и устремился к центру города. Одновременно на восточном направлении немецкую оборону сломили и воины 219-й танковой бригады. Немцы запаниковали и, бросая оружие, побежали. Однако в самом городе немецкие войска оказали упорное сопротивление. Многие дома были оборудованы под огневые точки. 

В 8 часов утра немецкие войска нанесли сильный контрудар на юго-западной окраине города. В атаку пошло до полка пехоты при поддержке танков и артиллерии. Немцы смогли потеснить части 9-й кавалерийской дивизии к центру города. Советское командование перебросило на помощь кавалеристам артиллерийский полк. Артиллеристы сильным огнем прямой наводкой уничтожили несколько танков противника, а немецкая пехота понесла большие потери от огня советской артиллерии. Окончательно сопротивление противника сломила атака 35-й мотострелковой бригады 1-го мехкорпуса. Кроме того, с юга город обошли соединения 3-го гвардейского стрелкового корпуса 28-й армии. Атакуемые с нескольких направлений, немцы дрогнули и побежали на запад. К 11 часам Слуцк был освобожден от гитлеровцев. 


Минск в день освобождения

Минск в день освобождения


минск наш - нам дорога на запад


Дальнейшее наступление войск Рокоссовского.

Остатки слуцкого гарнизона поспешно отступили к городу Барановичи, который был превращен в сильный опорный пункт. Рокоссовский решил продолжить наступление и занять Барановичи. В сражение вступили 48-я армия, которая освободилась после ликвидации бобруйской группировки противника. Несмотря на сложную для движения местность, армия Романенко быстро продвигалась. 4 июля 48-я армия овладела населенными пунктами Погорелое, Узда и вышла передовыми частями к реке Неман у города Столбцы. 

65-я армия, громя отдельные отряды противника, к исходу 4 июля передовыми частями вышла к Городею и Несвижу. 28-я армия 4 июля форсировал реку Лань и наступала на Ляховичи. 

КМГ, после освобождения Слуцка, успешно развивала наступление. 2 июля 4-й гвардейский кавкорпус освободил Столбцы, Городею, Несвиж, пройдя более 80 км. 1-й механизированный корпус, был вынужден преодолевать сопротивление противника и двигаться по болотистой местности, поэтому продвигался медленно. Авиация 3-го Белорусского фронта нанесла сильные удары по Барановичам. 

3 июля сопротивление немецких войск резко возросло. Кавалерийские дивизии встретили ожесточенное сопротивление противника. Немецкое командование организовало ряд контратаки силами до батальона пехоты поддержанной танками и штурмовыми орудиями. Кавкорпус вынужден был перейти к обороне. Противник усилил барановскую группировку 4-й танковой дивизией. Остатки семи пехотных дивизий (из состава 35-го, 41-го и 55-го армейских корпусов 9-й армии) спешно приводились в порядок, пополнялись и организовывали оборону вокруг Барановичей. 


Советский минометный взвод ведет огонь по противнику в районе Барановичей

Советский минометный взвод ведет огонь по противнику в районе Барановичей


Итоги наступления 3-го Белорусского фронта.

К концу 4 июля войска Рокоссовского реализовали поставленные перед ними Ставкой Верховного Главнокомандования задачи. Правый фланг фронта вместе с войсками 2-го Белорусского и 1-го Белорусского фронтов окружил минскую группировку вермахта. Был освобожден город Минск. 

На слуцком направлении немецкие войска потерпели поражение. Город Слуцк был освобожден. Центр и левое крыло фронта вышли к городу Барановичи, который немцами был превращен в крупный опорный пункт. Были созданы условия для дальнейшего наступления. 


Ликвидация окруженных немецких войск под Минском.

В то время как основные силы четырех советских фронтов продолжали наступление на запад, в районе к востоку и югу от Минска шли ликвидация окруженной немецкой группировки. 33-я армия получила задачу сосредоточиться в районе Минска. Своим правым флангом она наступала южнее дороги Москва — Минск, перекрывая противнику путь на северо-запад. Центр и левый фланг армии сжимали немецкую группировку в районе Волма. 49-я и 50-я армии основными силами двигались южнее Минска, частью сил блокируя группировку противника с юга и юго-запада. 

К 5 июля остатки немецкой армии скопились в лесах восточнее Минска. Немецкие войска были разделены на две группы. Первая располагалась в районе северо-восточнее Волмы. Это были части 12-го армейского корпуса 4-й армии. Вторая группа располагалась в районе юго-восточнее Волмы. Ядром этой группы были дивизии 27-го армейского корпуса 4-й армии. Кроме того, в окружение опали разрозненные части 39-го танкового (4-я армия), 41-го и 35-го армейских корпусов (9-я армия). Всего в окружение попали разбитые соединения 18 пехотных, 3 моторизованных, 2 зенитных, танковой, штурмовой и охранных дивизий, а также большое количество различных отдельных и специальных частей и подразделений. Немецкая группировка насчитывала более 100 тыс. человек. 

До 4 июля немецкие войска не имели связи с командованием — штаб 4-й армии успел проскользнуть на запад и не попал в «котёл». Войска смешались и, потеряв управление, тщетно метались по лесным дорогам и тропам, надеясь найти выход. 5 июля связь с командованием удалось восстановить, и окруженная армия получила приказ пробиваться к своим. Ночью окруженным войскам сбросили боеприпасы и продовольствие. 

Немецкие войска попытались порваться в двух направлениях. Группа генерал-лейтенанта Траута (командир 78-й штурмовой дивизии из состава 27-го корпуса) попыталась прорваться в юго-западном направлении, через район Смиловичей. Вторая группа под началом генерал-лейтенанта Мюллера (командир 12-го армейского корпуса), должна была прорываться в обход Минска, с юга на Дзержинск. Обе группы стремились выйти к Барановичам. 

6 июля немцы пошли на прорыв. Группа Траута пыталась пробиться через шоссе Могилев — Минск в районе Смиловичей. Однако части 49-й армии в ходе 4-часового ожесточенного боя уничтожили передовой отряд противника. В тот же день группа Траута попыталась прорваться к переправам через реку Свислочь, но была разгромлена. Сам Траут, командующий артиллерией 12-го корпуса, начальник разведки штаба корпуса попали в плен. Немцы потеряли около 3,5 тыс. человек. 

Группа Мюллера в этот же день попыталась прорваться в обход Минска. Однако советское командование своевременно перебросило на юг и юго-восток от Минска части 113-го стрелкового корпуса 31-й армии. Немецкие войска понесли большие потери и были отброшены назад. Два передовых немецких отряда численностью в 800 и 1 тыс. человек смогли пройти дальше, но были блокированы и уничтожены войсками 50-й армии. 38-й стрелковый корпус 50-й армии занял фронт в направлении на восток, перекрыв пути отхода на юго-запад. 49-я армия выделила ещё три стрелковые дивизии для ликвидации немецкой группировки.

7 июля наиболее жестокие бои шли за переправы на реке Свислочь. Немцы упорно рвались на юго-запад. Немецкие войска добились некоторых локальных успехов. Однако подошедшие советские дивизии разгромили войска противника на переправах, затем в районе Кайково была окружена и уничтожена 5-тыс. группировка, которая успела переправиться через реку. В этот же день советские войска разгромили ещё несколько немецких групп. 

8 июля бои продолжались. Советские войска уничтожили несколько значительных отрядов противника. 369-я стрелковая дивизия окружила и полностью уничтожила большую группу противника в районе южнее Дукорщины. В плен вместе со своим штабом попал командир танково-гренадерской дивизии «Фельдхернхалле» (бывшая 60-я моторизованная дивизия), генерал-майор Фридрих фон Штайнкеллер. В этом бою было уничтожено 1,5 тыс. немцев. 

Другую крупную группу разгромили в районе Самохваличей. Сначала немцы смогли прорваться и захватить Самохваличи. Но затем части 380-й стрелковой дивизии, при поддержке других соединений, разгромили вражеский отряд. Ещё один немецкий отряд под началом Мюллера пробился в район юго-западнее Дзержинска, но здесь был блокирован войсками 50-й армии. После некоторого сопротивления, Мюллер капитулировал и отдал приказ о сдаче остаткам 4-й армии. 

Одновременно крупная немецкая группировка попыталась пробиться на север через полосу наступления 33-й армии. Остатки трех пехотных и одной танко-гренадерской дивизии (25-я дивизия) стали продвигаться к дороге Москва — Минск, пытаясь пройти западнее Смолевичей. Этот прорыв создал угрозу штабу 3-го Белорусского фронта, который в это время располагался в Логойске. Для ликвидации немецкой группы перебросили части резерва фронта (2-й гвардейский мотоциклетный и батальоны 152-го укрепленного района). При помощи партизан немцы были окружены в районе Трубчино и уничтожены. 

Потеряв надежду на организованный прорыв значительными силами, и неся большие потери от действий советской авиации, которая своевременно обнаруживала большие скопления войск и техники, и наносила по ним удары, немцы стали пытаться просочиться небольшими группами. Ликвидация небольших немецких групп продолжалась до 11 июля. Эта задача была поручена войскам 49-й армии, которой передали 38-й стрелковый корпус 50-й армии. Советские войска прочесывали леса, уничтожали и брали в плен обнаруженных немцев. С северного направления лесные массивы прочесывали войска 33-й армии. 

9 июля в районе Узляны сдалось в плен 2 тыс. человек во главе с командиром 27-го армейского корпуса, генералом пехоты Фёлькерсом. Последняя крупная группа противника была пленена в районе Большой Тростенец. Здесь было пленено 1,2 тыс. солдат и офицеров противника во главе с командиром 45-й пехотной дивизии, генерал-майором Энгелем. Таким образом, в период с 5 по 11 июля минская группировка противника была уничтожена. 


Общие итоги операции.

Наступление войск трех Белорусских фронтов к Минску завершилось огромным успехом. 2 июня войска 3-го Белорусского фронта наступая северо-западнее Минска, освободили города Вилейка и Красное. В результате минская группировка вермахта была охвачена с северного направления. В это ж время войска 3-го Белорусского фронта освободили Столбцы, Городею, Несвиж, перерезав коммуникации противника идущие на юг и юго-запад. Таким образом, 2 июля были созданы все условия для окружения большой группировки противника. 

3 июля советские войска освободили Минск, столицу БССР. Белорусская столица являлась стратегическим узлом обороны вермахта на Восточном фронте и важнейшим узлом коммуникаций. В окружение попала 100-тыс. группировка противника. К 11 июля она были уничтожена. Более 70 тыс. немцев было убито, около 35 тыс. человек попало в плен. Только части 49-й армии за период с 6 по 11 июля уничтожили и взяли в плен более 51 тыс. немцев. Армией было уничтожено 145 танков и штурмовых орудий, 950 орудий и минометов, другая техника и оружие. В качестве трофеев 49-я армия захватила более 500 орудий и минометов, 900 автомашин и т. д. 

Разгром минской группировки немцев, в добавлении к уничтожению витебской и бобруйской группировкам, создал исключительно благоприятную ситуацию для наступления советских войск на запад. 30 немецких дивизий было уничтожено и разгромлено. Была создана огромная брешь в обороне противника, которую немецкое командование, при всех усилиях, не могло быстро ликвидировать. Спешно перебрасываемыми с различных направлений немецкие дивизии частями и с ходу бросались в бой и не могли коренным образом изменить ситуацию. Немецкое командование даже не успело предпринять никаких чрезвычайных мер для деблокирования окруженной минской группировки. 

Минская наступательная операция представляет большой интерес с точки зрения развития военного искусства советской армии. Красная Армия во многом отплатила немцем за поражения советских армий на западном стратегическом направлении в 1941 году. Чёткая организация и взаимодействие трех фронтов позволили организовать прорыв обороны и преследование войск противника.

В Минской операции советские армии на внешнем фронте не переходили к обороне на определенном, достигнутом рубеже, а без оперативной паузы продолжали развивать наступление в глубину. Немецкое командование не смогло организовать устойчивую оборону на многочисленных тыловых рубежах и берегах многочисленных рек, а также оказать помощь окруженной минской группировке из-за постоянной подвижности фронта. Большую роль в окружении и преследовании противника сыграли подвижные соединения фронтов (5-я гвардейская танковая армия, 1-й гвардейский танковый корпус, конно-механизированные группы Осликовского и Плиева). При этом советские войска успешно форсировали многочисленные реки и преодолели труднопроходимую лесисто-болотистую местность. 

Блестящее завершение Минской операции подвело итоги первого этапа Белорусской стратегической наступательной операции (операции «Багратион»). В ходе грандиозной битвы за Белоруссию Красная Армия за две недели ожесточенных боев нанесла поражение основным силам группы армий «Центр». В немецком фронте была пробита брешь шириной в 400 км и глубиной до 500 км. Были созданы условия для завершения освобождения белорусской территории, освобождения Прибалтики и Восточной Польши. источник


5-й сталинский удар13


5-й сталинский удар14

Колонна немецких пленных, идущих по Москве, на одном из поворотов Садового кольца. 57 тысяч человек в колоннах по 600 человек (включая 19 генералов), 20 человек по фронту. 17 июля 1944 года


Марш пленных немцев по Москве. Впереди многотысячных колонн солдат и офицеров ведут группу из 19 немецких генераловМарш пленных немцев по Москве. Впереди многотысячных колонн солдат и офицеров ведут группу из 19 немецких генералов


ПАРАД ПОБЕЖДЕННЫХ.


ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА. ДЕСЯТЬ СТАЛИНСКИХ УДАРОВ.


 

(Visited 4 004 times, 1 visits today)

Оставить комментарий

Перейти к верхней панели