Как Запад применял санкции к СССР. Государственная монополия на внешнюю торговлю.


Монополия внешней торговли СССР — исключительное право Советского государства на осуществление внешнеэкономических связей Советского Союза с иностранными государствами.


Ленин и Сталин


В экономике СССР благодаря государственной монополии на внешнюю торговлю (ГМВТ) никаких признаков кризиса не было!

Я уже не раз упоминал о таком важном признаке «сталинской экономики», как государственная монополия внешней торговли. Без нее не было бы ни социалистической индустриализации, ни победы СССР над гитлеровской Германией, ни быстрого послевоенного восстановления экономики. Боюсь, что без государственной монополии внешней торговли Советский Союз как мировая держава не смог бы просуществовать и года, моментально превратившись во второразрядную страну полуколониального типа.


Декрет Совнаркома от 22 апреля 1918 года

Государственная монополия внешней торговли (ГМВТ) была установлена в нашей стране через несколько месяцев после октябрьского переворота 1917 года. Это был декрет Совнаркома РСФСР от 22 апреля 1918 года «О национализации внешней торговли». Декрет был коротким: он лишь определял, что непосредственное руководство внешней торговлей поручается министерству внешней торговли и промышленности. Полного понимания, что такое ГМВТ и как ее реализовывать на практике, у большевиков еще не было, потому что и прецедента в мировой истории не было. Детали и механизм ГМВТ складывались в ходе жарких дискуссий 1920-х годов, а также на практике методом проб и ошибок. Как бы то ни было, но ГМВТ просуществовала в СССР в течение 70 лет. ГМВТ не была уникальным феноменом советской экономики. После Второй мировой войны на политической карте мира появились социалистические страны. Они также ввели государственную монополию внешней торговли, хотя, конечно, в некоторых из них была своя специфика.

Сегодня в СМИ и экономической литературе достаточно редко упоминается государственная монополия внешней торговли, а если упоминается, то нередко в негативном смысле. В большинстве учебников по экономике студентам прививаются идеи либерализма, а ГМВТ – яркий антипод экономического либерализма. Вот образец такой либеральной оценки, содержащийся в учебнике по международным экономическим отношениям:

«История развития государственной монополии свидетельствует о том, что она представляет собой крайне нерациональный способ регулирования экономики, как и любая монополия; при ней расцветают коррупция, патернализм в сочетании с крайней неэффективностью системы регулирования».

При этом никакого внятного объяснения того, что такое ГМВТ, в учебнике нет. О том, что такое ГМВТ, можно узнать лишь из старых учебников и иных изданий. В «Большой советской энциклопедии» (последнее издание) читаем:

«Монополия внешней торговли государственная, сосредоточение в руках государства руководства всей внешней торговлей страны».



Мировая торговля – арена монополий

Присутствие государства в сфере внешней торговли и вообще в сфере внешнеэкономических связей было заметным еще при капитализме. Капитализм представляет собой такую экономическую модель общества, в которой внешнеэкономические связи не могут не иметь особой роли. Без внешних рынков капитализм существовать не может в силу наличия непреодолимого противоречия между предложением товаров и ограниченным платежеспособным спросом в рамках национальной экономики. На этапе становления капитализма ему нужна защита от внешних конкурентов, поэтому государство проводит политику протекционизма. Оно прикрывает внутренний рынок с помощью таможенных импортных пошлин. Позднее в арсенале государства появляется широкий арсенал так называемых нетарифных инструментов протекционизма. Среди них особенно распространены квоты, а также технические и санитарные стандарты.

На этапе укрепления позиций капитализма и его экспансии за пределы национальных границ государство оказывает содействие национальным компаниям в захвате внешних рынков, а также источников дешевого сырья путем предоставления льготных кредитов, налоговых льгот, экспортных премий и других форм бюджетного субсидирования и так далее. А при необходимости оказывая и силовую поддержку, посылая к берегам захватываемых капиталом стран и территорий военные корабли. «Зрелый» капитализм просто не в состоянии существовать в рамках национальных границ.

Еще на заре европейского капитализма появилась «школа меркантилистов», которая обосновывала особую роль государства во внешней торговле. Но при этом государство никогда не пыталось заместить частный капитал в сфере внешнеэкономических отношений, занимаясь лишь их регулированием и поддержкой частного капитала.

На этапе монополистического капитализма (в ХХ веке) усиливается поддержка государством внешнеэкономической экспансии монополий. Создаются государственные и полугосударственные экспортно-импортные банки, агентства страхования и гарантирования экспортных кредитов. Такая мощная государственная поддержка позволяла компаниям западных стран проводить политику демпинга и взламывать протекционистские барьеры других стран.

Западом стали широко использоваться такие средства подчинения других стран, как организации блокад, эмбарго, экономические санкции. Подобного рода действия часто преследовали политические цели. Но нередко блокады и санкции имели цели захвата рынков и получения доступа к природным ресурсам.

Известно, что еще в конце ХIХ – начале ХХ веков ряд западных стран приняли антимонопольное законодательство, которое хоть как-то ограничивало деятельность трестов, синдикатов и картелей внутри этих стран. Но именно внутри стран. Действие этих законов никак не распространялось на внешнеэкономическую деятельность национального бизнеса. Наоборот, всячески поощрялось создание и укрепление монополий, повышение их «весовой» категории и «пробивной силы». Так, в США в начале 1930-х годов Конгресс специально осуществил изъятие из антикартельного законодательства, позволившее легализовать деятельность международного нефтяного картеля, известного под названием «семь сестер» (пять «сестер» были американскими компаниями из империи Рокфеллеров).

Одним словом, во внешнеэкономической сфере стран Запада в ХХ веке сложился зрелый и крайне агрессивный государственно-монополистический капитализм. Править бал на мировых рынках стали монополии, подпираемые военной и экономической мощью «своих» государств. Только с учетом этого можно понять, почему большевики в планах строительства социалистической экономики особое место отводили государственной монополии внешней торговли.


О функциях ГМВТ

У ГМВТ две взаимосвязанные функции: а) защитная; б) созидательная.

Защитная функция – защита народного хозяйства СССР от стихии мирового капиталистического рынка, от экономической экспансии западных монополий и от разного рода экономических диверсий со стороны империалистических государств. Отметим, что через какой-то десяток лет после того, как в СССР была введена ГМВТ, в мире разразился жесточайший экономический кризис. Даже самые богатые страны мира (США, Великобритания) очень тяжело переживали этот кризис, который они, кстати говоря, не сумели полностью преодолеть до начала Второй мировой войны. До революции Россия также не раз вместе со странами Запада оказывалась в состоянии кризиса, который к нам ветром заносило из-за границы. В экономике СССР благодаря ГМВТ никаких признаков кризиса не было ни в 1929, ни в последующие годы. За период существования ГМВТ в СССР (примерно 70 лет) в мире случалось много экономических кризисов, но благодаря «буферу» ГМВТ ни один из них не сумел оказать негативного влияния на советскую экономику.

Важность защиты от западных монополий народного хозяйства СССР была обусловлена тем, что на мировой рынок выходили преимущественно гигантские монополии. Мелкий и средний бизнес всегда был неконкурентоспособен на мировых рынках. Даже сравнительно крупные отечественные предприятия выглядели «карликами» на фоне гигантских западных монополий и были заранее обречены на неэквивалентный обмен в сфере внешней торговли.

О различных диверсиях Запада против экономики СССР мы еще скажем ниже. Опять-таки благодаря «буферу» ГМВТ все они не возымели того эффекта, на который рассчитывали их организаторы.

Созидательная функция – подчинение внешней торговли решению задач социалистического строительства, максимально эффективному выполнению планов развития народного хозяйства СССР. Уже после Второй мировой войны, когда на географической карте появился целый ряд социалистических государств, возник социалистический лагерь, ГМВТ стала важным инструментом международной социалистической интеграции. Более того, благодаря ГМВТ Советский Союз мог оказывать эффективную помощь тем странам развивающегося (третьего) мира, которые встали на путь некапиталистического развития.

Ярким проявлением созидательной функции ГМВТ явилась сталинская индустриализация 1930-х годов. В период 1929-1940 гг. в нашей стране было построено около 9000 предприятий. Большая часть их была оснащена импортными машинами и оборудованием. Такие гигантские закупки инвестиционных товаров были практически осуществлены только благодаря строгому и последовательному проведению курса государственной монополии в сфере внешней торговли.


Все попытки отменить ГМВТ встречали сопротивление вождей пролетариата

Для того, чтобы ввести государственную монополию внешней торговли, мало принять декрет. Декрет (или закон) может быть очень правильным, но его никто не будет выполнять. Кстати, следует признать, что в первые годы после объявления большевиками ГМВТ имели место многочисленные нарушения положений Декрета от 22 апреля 1918 года. Я специально это подчеркиваю в связи с тем, что некоторые нынешние патриоты и государственники призывают немедленно ввести в «демократической» России («Российской Федерации») государственную монополию внешней торговли. Боюсь, что в этом случае телега окажется впереди лошади. Мы можем получить лишь новую модификацию государственного капитализма.


Итак, для введения ГМВТ необходимы три условия:

1. Политическая власть должна находиться в руках тех сил, которые действительно ориентированы на создание сильного и независимого государства. Более того, эти силы должны ориентироваться на такую социально-экономическую модель общества, которая не имеет ничего общего с капитализмом, поскольку государственная монополия внешней торговли несовместима с капитализмом.

2. Необходимо обобществление крупной промышленности, транспорта, банковской системы, то есть сосредоточение командных высот народного хозяйства в руках вышеобозначенных политических сил.

3. Обязательно дополнение ГМВТ государственной валютной монополией.

Большевики (Сталин в том числе) прекрасно понимали важность выполнения этих условий. И если политическая власть оказалась в их руках уже в 1917 году, то вот обобществление крупной промышленности, транспорта, банковской системы потребовало определенного времени. Параллельно с созданием системы ГМВТ большевики проводили национализацию предприятий и организаций, принадлежавших частному капиталу (в том числе иностранному). Процесс обобществления в основном завершился в конце 1920-х – начале 1930-х годов, когда в СССР началась индустриализация.

Что касается государственной валютной монополии (ГВМ), то суть ее заключается в том, что в руках государства сосредотачивается вся валюта и приравненные к ней ценности (прежде всего золото), государство осуществляет все международные расчеты. Короче говоря, ГВМ – своеобразный «буфер», защищающий внутреннюю денежно-кредитную систему страны от мировой валютно-финансовой системы (МВФС). Во-первых, МВФС – источник капиталистической стихии (те же кризисы). Во-вторых, Запад может использовать каналы МВФС для ведения подрывной деятельности против СССР.

ГВМ выполняет важную созидательную функцию – обеспечивает наиболее эффективное использование валютных ресурсов страны в целях выполнения планов развития народного хозяйства СССР. Наглядно эта созидательная функция ГВМ проявилась в годы индустриализации, когда социалистическое государство при достаточно ограниченных валютных ресурсах сумело обеспечить закупку большого количества машин и оборудования. За период 1929-1940 годов в СССР было построено около 9000 предприятий. Такое чудо социалистической индустриализации было бы немыслимо без государственной монополии в валютной сфере.


Попытка подмены ГМВТ таможенным протекционизмом

Принципиальные положения о ГМВТ еще до Октябрьской революции 1917 года были разработаны В.И. Лениным. Надо сказать, что внутри партии большевиков и в государственном аппарате далеко не все разделяли линию В.И. Ленина и его сторонников на последовательное проведение в жизнь принципа ГМВТ. Многие полагали, что это временная мера эпохи военного коммунизма. После объявления в 1921 году о переходе к новой экономической политике (НЭП) пошли разговоры, что, мол, начинается сворачивание ГМВТ. В ВКП(б) появились активные сторонники демонтажа ГМВТ в лице Н.Бухарина, Г.Сокольникова, Н.Пятакова.

Эти видные партийные и государственные деятели («группа Бухарина») и стоящие за ними капиталистические элементы в стране стали добиваться свободной связи с внешним рынком и замены монополии внешней торговли простой таможенной охраной. «Группа Бухарина» выдвинула также предложения об открытии ряда портов для свободного ввоза и вывоза товаров, об ограничении монополии внешней торговли лишь небольшим кругом товаров, об оплате сельским хозяевам их поставок на экспорт в иностранной валюте и т. п. В 1922 году развернулась очень серьезная внутрипартийная борьба по вопросу ГМВТ.

В декабре 1922 года Ленин написал письмо, разоблачающее предательский характер выступлений Бухарина по вопросу ГМВТ (предполагалось, что письмо будет оглашено на предстоящем пленуме партии). Вот выдержки из ленинских записей:

«Бухарин не видит, – это самая поразительная его ошибка, причем чисто теоретическая, – что никакая таможенная политика не может быть действительной в эпоху империализма и чудовищной разницы между странами нищими и странами невероятно богатыми. Несколько раз Бухарин ссылается на таможенную охрану, не видя того, что в указанных условиях полностью сломить эту охрану может любая из богатых промышленных стран. Для этого ей достаточно ввести вывозную премию за ввоз в Россию тех товаров, которые обложены у нас таможенной премией. Денег для этого у любой промышленной страны более чем достаточно, а в результате такой меры любая промышленная страна сломит нашу туземную промышленность наверняка.

Поэтому все рассуждения Бухарина о таможенной политике на практике означают не что иное, как полнейшую беззащитность русской промышленности и прикрытый самой легкой вуалью переход к системе свободной торговли. Против этого мы должны бороться изо всех сил и бороться вплоть до партийного съезда, ибо ни о какой серьезной таможенной политике сейчас, в эпоху империализма, не может быть и речи, кроме системы монополии внешней торговли…

На практике Бухарин становится на защиту спекулянта, мелкого буржуа и верхушек крестьянства против промышленного пролетариата, который абсолютно не в состоянии воссоздать своей промышленности, сделать Россию промышленной страной без охраны ее никоим образом не таможенной политикой, а только исключительно монополией внешней торговли. Всякий иной протекционизм в условиях современной России есть совершенно фиктивный, бумажный протекционизм, который ничего пролетариату не дает. Поэтому с точки зрения пролетариата и его промышленности данная борьба имеет самое коренное, принципиальное значение».

В конечном счете притязания «группы Бухарина» удалось отвергнуть. Пленум ЦК партии в декабре 1922 года и XII съезд партии еще раз подтвердили незыблемость государственной монополии внешней торговли.


НЭП. Попытки размывания ГМВТ

Однако нападки на ГМВТ продолжились. В последующие годы против монополии внешней торговли выступала троцкистско-зиновьевская оппозиция. Она опиралась на рекомендации некоторых специалистов из Наркомата внешней торговли (НКВТ) и Госплана о разделении деятельности в области внешней торговли на две обособленные части: обобществленную (государственную) и частную. При этом обобществленная часть должна была вести сношения с внешним рынком через НКВТ, а частная должна действовать самостоятельно с применением к ней разрешительно-запретительной системы.

В связи с хозяйственными трудностями во второй половине 1923 года, а затем в период завершения денежной реформы в 1924 году Сокольников, Пятаков, Преображенский и другие пытались воскресить в несколько завуалированной форме прежние планы о предоставлении «свободы дверей» для иностранных товаров и отказа от политики активного торгового баланса. При этом они утверждали, что это необходимо для успешного проведения денежной реформы (введение в оборот червонца, который они рассматривали в качестве свободно конвертируемой валюты). Проведение такого плана привело бы к подрыву промышленности, поскольку она тогда не была в состоянии противостоять иностранной конкуренции. Более того, сорвалась бы денежная реформа.

«Частичное открытие границ, – предостерегал Ленин, – несет с собою серьезнейшие опасности в отношении валюты, ибо мы попадем практически в положение Германии, несет с собою серьезнейшие опасности в смысле проникновения в Россию, без малейшей возможности контроля для нас, мелкой буржуазии и всяческих агентов заграничной России».

Начиная с 1925 года ключевой фигурой в стане противников ГМВТ стал Л.Троцкий. В 1925 году на октябрьском пленуме ЦК партии троцкисты предложили смягчить режим ГМВТ и освободить ввоз ряда товаров от контроля Наркомата внешней торговли. Пленум объявил непримиримую борьбу «с открытыми и замаскированными настроениями за отмену или ослабление государственной монополии внешней торговли, питаемыми, в конечном счете, мелкобуржуазными силами нашей экономики».

В 1927 году троцкисты выдвинули лозунг о максимальном расширении экономических отношений с капиталистическим миром без всяких ограничений. Пленум ЦК партии, состоявшийся в октябре 1927 года, отверг этот лозунг.

В подрыве ГМВТ участвовала также Промпартия. Я не берусь оценивать известный судебный процесс над участниками этой партии. Среди них, в частности, был известный экономист Н.Кондратьев. Но факт есть факт: в одном из пунктов своей программы Промпартия действительно намечала ликвидацию государственной монополии внешней торговли.

Начиная с 1923 года, когда Ленин уже фактически отошел от всех дел, борьбу за сохранение и укрепление ГМВТ в СССР возглавил И.Сталин. Борьба была как идейная (Сталин немало писал и выступал по поводу ГМВТ), так и политическая. После высылки за пределы СССР Л.Троцкого, разгрома «новой оппозиции» (Бухарин, Зиновьев и др.) в СССР прекратились дискуссии по поводу того, насколько нужна государственная монополия внешней торговли и как понимать эту монополию. Далее началась будничная работа по совершенствованию внешней торговли СССР. Об этой работе мы скажем ниже.


экономика Ленина и Сталина - монополия на внешнюю торговлю



Сталин за столом с трубкой


Санкции мы уже проходили: Запад не признавал ГМВТ, но торговать с СССР торговал!

Реакция Запада на введение советской властью ГМВТ (государственная монополия внешней торговли) была болезненной. Одной из причин того, что Запад в течение нескольких лет не принимал решения о дипломатическом признании нового государства, было именно наличие государственной монополии внешней торговли. На международных конференциях в Генуе и Гааге Запад оказывал бешеное давление на советскую делегацию, добиваясь отмены в РСФСР ГМВТ. Не получилось. Об этом нам, студентам, рассказывал еще профессор Н.Н. Любимов, который участвовал в генуэзской конференции в качестве советника.

Еще до установления дипломатических отношений с СССР некоторые западные страны начали торговать с нашей страной, но при этом не признавали ГМВТ. Англия, первая из капиталистических стран вступившая в торговые отношения с Советской Россией, в лице Ллойд Джорджа заявляла, что она согласна торговать лишь с «русским народом» и с «русскими кооперативными организациями». В частности, Англия, а также другие страны Запада отказывались признавать наши торгпредства, рассматривая их институтами ненавистной им ГМВТ.

На СССР оказывалось всяческое давление с целью заставить Москву демонтировать ГМВТ. Среди этих мер давления можно назвать следующие:

  1. Торговая и морская блокада.
  2. «Золотая блокада».
  3. Кредитная блокада. 
  4. Ограничения или запреты на ввоз товаров из СССР по причине «советского демпинга».
  5. Такие же ограничения и запреты на основании того, что СССР при изготовлении товаров использует «бесплатный труд заключенных» (другой вариант: «принудительный труд»). 
  6. Повышенные пошлины на ввоз товаров из СССР, лицензирование советского импорта и т. п. 
  7. Отказ от предложений СССР о заключении соглашений о взаимном предоставлении во внешней торговле режима наибольшего благоприятствования (РНБ).

Торговая и морская блокада была установлена странами Запада (Антанты) сразу же после прихода к власти большевиков, их заявления об отказе от долгов царского и Временного правительства, принятия декрета о национализации внешней торговли. Указанная блокада предусматривала полное прекращение экспортно-импортной торговли с нашей страной. Кроме того, чинились препятствия для перевозки товаров в нашу страну и из нашей страны по Балтийскому морю. Лишь в январе 1920 года Антанта отменила торговую блокаду против Советской России.

«Золотая блокада» заключалась в том, что Запад отказывался принимать от Советского Союза в порядке оплаты импорта золото. И это несмотря на то, что после Первой мировой войны к 1925 году существовавший до 1914 года золотой стандарт был уже восстановлен (хотя и в усеченном виде). То есть золото рассматривалось как универсальные, мировые деньги. СССР мог покрывать свои импортные закупки только поставками природных ресурсов, сельскохозяйственной продукции, особенно зерна.


экономика Ленина и Сталина - монополия на внешнюю торговлю1



Кредитная блокада – отказ предоставлять Советскому Союзу кредиты, в том числе кредиты торговые (что считалось нормой в международной торговле). Либо же кредиты предоставлялись на невыгодных (по процентным ставкам, срокам) условиях и под избыточное обеспечение.

Застрельщиком кампаний против «советского демпинга» и «принудительного труда» выступили США. Начало этих кампаний было положено серией статей «Нью-Йорк Ивнинг Пост» об угрозе «красной торговли»; вслед за этим правительство матерого врага Советского Союза Гувера издало ряд административных и таможенных актов, открыто направленных против советских товаров, а именно:

  1. Распоряжение Министерства финансов США от 23 мая 1930 года, в котором содержится ссылка на антидемпинговый закон 1921 года, признаётся, что «продажная цена советских спичек ниже настоящей добросовестной стоимости их», и вводится специальное обложение советских спичек запретительной антидемпинговой пошлиной в дополнение к обычной пошлине. 
  2. Специальное таможенное ограничение в отношении ввоза советского асбеста и марганца. 
  3. Распоряжение таможенного комиссара, утвержденное 20 февраля 1931 года Министерством финансов США, о запрещении ввоза советских пиломатериалов и балансов из четырех зон европейской части СССР: Кольского полуострова (включая Мурманское побережье), Карельской автономной республики, Северной области и Зырянской автономной области как из областей, где якобы используется труд заключенных.

В качестве примера дискриминационного лицензирования советского импорта и использования повышенных импортных пошлин можно привести Францию. 3 октября 1930 года там был издан декрет, вводивший систему лицензий на импорт основных советских товаров. Этот декрет ставил советские товары в худшие условия по сравнению с товарами других стран. В 1933 году во Франции были предприняты новые попытки дискриминации советских товаров. Они были отнесены к числу товаров, вывозимых из стран с падающей валютой, и были обложены особым налогом (фактически пошлиной) в размере 25% от стоимости товара.

* * *

Надо сказать, что советское правительство часто находило необходимые ответные средства. Так, оно приняло 20 октября 1930 года постановление о введении в действие специального режима для всех стран, которые устанавливают в отношении внешней торговли СССР различные ограничения. Это постановление сыграло большую роль в нашей борьбе против дискриминации советской внешней торговли. В частности, ответные меры СССР быстро образумили французское правительство, и уже к 16 июля 1931 года оно было вынуждено отменить злополучный декрет от 20 октября 1930 года. Позднее французы вынуждены были отменить и дополнительную 25-процентную пошлину на советские импортные товары.

А вот истории, касающиеся наших отношений с Великобританией. Они были очень непростыми. В августе 1924 года был подписан торговый договор с Великобританией, устанавливавший принцип взаимного наибольшего благоприятствования и правовое положение Торгпредства СССР в Великобритании, что означало признание английским правительством монополии внешней торговли. Однако консервативная партия, пришедшая к власти после лейбористов, отказалась внести в парламент на ратификацию подписанный лейбористским правительством торговый договор. Поэтому торговые отношения с Англией продолжали в связи с этим регулироваться временным торговым соглашением, заключенным 16 марта 1921 года.

В 1927 году в Лондоне был осуществлен разбойный набег на нашу организацию, которая называлась АРКОС, что привело к разрыву дипломатических отношений между двумя странами. После этого Лондон стал чинить всяческие ограничения для ввоза советских товаров. Но разрыв с СССР в большей степени ударил по экономическим интересам самой Англии, особенно после начала кризиса в конце 1929 года. В апреле 1930 года Англия была вынуждена заключить с нами временное англо-советское торговое соглашение.

Другая история относится к 1933 году. Она началась с того, что в марте-апреле 1933 года в Москве проходил процесс по делу английских инженеров, обвиненных во вредительской деятельности. В ответ на этот процесс 17 апреля 1933 года английское правительство объявило эмбарго (запрет ввоза) на основные товары нашего экспорта в Англию. Этим эмбарго охватывалось до 80% наших товаров. В ответ на эту акцию советское правительство приняло соответствующие контрмеры, в результате которых наши заказы и закупки в Англии, а также фрахтование английских судов советскими организациями резко упали, что ощутительно сказалось на всей экономике Англии (она и без того никак не могла выкарабкаться из кризиса). Поэтому через два с половиной месяца после введения эмбарго английское правительство вынуждено было его отменить и вновь приступить к переговорам о заключении нового торгового договора с СССР.

В целом Западу нехотя приходилось признавать де-факто государственную монополию внешней торговли СССР. Впрочем, не только де-факто, но и де-юре. В торговом договоре с Италией от 7 февраля 1924 года впервые была признана монополия внешней торговли и установлены в полном объеме права Торгпредства как части полномочного представительства СССР в Италии. Всего за годы восстановительного периода нашей страной было заключено свыше 40 различного рода договоров и соглашений более чем с 20 странами. Если в 1920 году советская страна полулегально вывозила свои товары только в 7 и ввозила немногочисленные товары из 16 стран, то уже в 1921-1922 гг. она вывозила товары в 17 стран и ввозила из 31 страны. В 1924-1925 гг. советские товары вывозились в 33 страны, а необходимые нам ввозились из 38 стран.

Пожалуй, дольше всего сопротивлялись установлению с советским государством дипломатических и нормальных торговых отношений Соединенные Штаты. Правящие круги этой страны заняли резко враждебную позицию по отношению к советскому государству. Однако торговля между СССР и США все-таки развивалась. Она велась через «Амторг» – акционерное общество, учрежденное по законам штата Нью-Йорк. Советское правительство предоставило «Амторгу» право ведения торговых операций в СССР. Впрочем, представители деловых кругов США воспринимали «Амторг» чуть ли не как торговое представительство СССР в Америке. Начиная с 1934 года (на следующий год после установления дипломатических отношений между США и СССР) началось быстрое наращивание товарооборота между двумя странами. По объемам поставок машин и оборудования для советских строек эпохи сталинской индустриализации США оказались на первом месте. Я об этом писал в своей статье «Об источниках индустриализации СССР».

Только благодаря огромным преимуществам монополии внешней торговли, давшей Советскому Союзу возможность гибко маневрировать на внешних рынках своими ресурсами, нам удалось, используя противоречия между отдельными капиталистическими странами и монополиями, преодолеть периодически организующиеся Западом блокады, бойкоты и другие попытки помешать внешнеторговой деятельности СССР.

В.Ю. Катасоновпроф., д. э. н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова




По теме:

Сталинская модель — экономика обобществления прибавочного продукта.


Сталинская конституция народовластия и развития!


ПРАВДА О КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ


«Мы пробежали». Как СССР за 10 лет подготовился к Великой Отечественной войне.


Сталинская экономика СССР. Сталинское снижение цен. Расширение внутреннего рынка.


ЧТО ТАКОЕ СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ


 

АЛЬТЕРНАТИВА КОММУНИЗМУ — ФАШИЗМ


О причинах российского экономического кризиса


Юрий Дроздов: Всё ужасное для России только начинается.


 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
(Visited 1 327 times, 2 visits today)

Оставить комментарий

Войти с помощью: 
Перейти к верхней панели